Наследники Коммунистического Интернационала - кто они?

Наследники Коммунистического Интернационала - кто они?

Этот доклад должен был быть оглашён завтра от имени Объединенной Коммунистической Партии  в Москве, на международной конференции,  посвящённой 100-летию Коминтерна,  но, по независящим от нас обстоятельствам оглашён не будет. Российская Коммунистическая Рабочая Партия  -  основной организатор конференции с российской стороны  -  прислала ОКП официальное приглашение к участию.  Президиум ЦК ОКП своим решением поручил выступить с докладом секретарю ЦК ОКП по международным вопросам Д. Митиной.  Однако, ближе к дате конференции выяснилось, что РКРП   -  партия, с которой ОКП наметила стратегический путь к объединению    -   отказывает нам в полноправном участии, а предоставляет статус "гостя-наблюдателя", да ещё обставляет это разными условиями,   -  без права выступления.  ОКП расценивает такой шаг как явно недружественный, нетоварищеский и не способствующий реализации объединительной стратегии наших партий, что и было высказано не только товарищам из РКРП, но и представителям зарубежных братских компартий.  Так или иначе, позиция организаторов конференции не изменилась, а текст доклада публикуем здесь, на официальном сайте партии.

Наследники Коммунистического Интернационала - кто они?

В этoм гoду испoлняется 100 лет величайшему дoстижению мирoвoгo кoммунистическoгo движения  - III-ему Интернационалу  (Коммунистическому Интернационалу, Кoминтерну). Созданный после исторической победы социалистической революции в России, Коммунистический Интернационал стал новым качественным этапом мирового революционного движения, впитав в себя опыт предыдущих международных объединений коммунистов и одновременно преодолев его, переосмыслив, расставшись с иллюзиями становления, отринув не оправдавшее себя и превратив в практику теоретические изыскания и построения нескольких поколений мировой социал-демократии.  По сути, создатели III-его Интернационала были первопроходцами - I-й, созданный Марксом, и II-й были скорее объединениями прогрессивных интеллектуалов, рефлексирующих над опытом национальных революционных движений, и лишь после крупного успеха одного из отрядов этого движения, получения им возможности материализовать свои идеи, превратить рефлексию в практику, поделиться этим опытом с рабочими других стран Интернационал превратился в реальный механизм революционного действия, оставшись в истории как наивысшая форма интеграции коммунистических сил мира. 

Столетие Коминтерна   -  не обычная юбилейная дата, о которой вспоминали лишь специализирующиеся на этой теме историки и немногочисленные активисты нынешних левых и коммунистических партий.  В целом ряде европейских и азиатских стран столетие Коминтерна было замечено и отмечено если не на государственном, то на полугосударственном уровне  -  в Берлине, Париже, Лондоне и Риме были организованы выставки в крупнейших музеях и университетах, которые открывали официальные лица, в целом ряде стран состоялось переиздание документов Коммунистического Интернационала, в Стамбуле и других городах Турции в торжественных юбилейных мероприятиях участвовали крупнейшие профсоюзы страны.  Парадоксальный факт: в России, где идеи и опыт Коммунистического Интернационала и социалистических революций  победившими четверть века назад антикоммунистами  были загнаны в гетто отрицания и забвения, 100-летие Коминтерна было отмечено с несоразмерной официальной идеологической доктрине помпой:  трехдневная международная конференция «Время Коминтерна»  на высоком научном и статусном уровне прошла в историческом здании Коминтерна, где с 1939 по 1943 год располагался Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала, а сегодня создается Музей Коминтерна     - организаторами конференции выступили Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова, Российский Государственный Социальный Университет, Государственная публичная историческая библиотека России, Российский  государственный архив социально-политической истории,  Фонд Розы Люксембург, Российское общество изучения наследия Грамши, Музей Победы.

Деятельность  Коминтерна   представляется не какими-то пыльными архивными страницами, перелистнутыми самой историей, а остроактуальной темой, ключевым пунктом повестки сегодняшнего дня.  Необходимость интеграции прогрессивных, левых и коммунистических сил в мировом масштабе   -  злободневный, болезненный вопрос, заостряемый самой жизнью.  В точном соответствии с прогнозами классиков марксизма-ленинизма капиталистические, империалистические противоречия в сегодняшнем мире нарастают, вызывают к жизни всё новые и новые социальные и гражданские движения,  формы и методы сопротивления  мировому империалистическому Левиафану, провоцируют кризис традиционных политических партий и возникновение новых.  На любой международной встрече, где присутствует хотя бы три коммуниста из разных стран, неизбежно первым же обсуждаемым вопросом становится возможность oбъединения всех прoгрессивных кoммунистических сил   -  если не повторить успех Коминтерна, то хотя бы приблизиться к этому беспрецедентному опыту.   

С роспуском Коминтерна в 1943 году не исчезли международные объединения коммунистов. Во второй половине 30-х под идейным влиянием Льва Троцкого и по его инициативе был создан так называемый IV-й Интернационал, альтернативный «сталинскому» -  его создатели полагали, что Коминтерн перестал соответствовать своим изначальным задачам   -  мобилизация масс в разных странах на подготовку и осуществление мировой революции  -  и превратился в орудие внешней политики сталинского СССР,   инструментом укрепления советского влияния, попав под полное влияние НКВД и репрессивной практики советских спецслужб.  Вот уже более 80 лет в мире действуют различные осколки IV-го Интернационала, его всё новые и новые реинкарнации,  за право наследовать IV-му Интернационалу соперничают различные объединения партий, политических групп, кружков и сект.  То, что история Интернационалов не закончена  -  абсолютный факт:  до тех пор, пока существуют попытки консолидации коммунистического движения в международном масштабе, это живая история.  Данная статья стала попыткой разобраться, кто претендует на наследие III-его и IV-го Интернационалов, возможно ли вообще в нынешних условиях объединение мировых коммунистических сил, каковы могут быть формы этого объединения и насколько вообще состоятельны претензии тех или иных наследников воспроизводить  и развивать опыт своих предшественников.   Для того, чтобы ответить на эти вопросы, нужно сравнить предпосылки к объединению  и исходные условия, в которых находились застрельщики и создатели Коминтерна 100 лет назад, с теми реалиями, в которых приходится действовать энтузиастам коммунистической интеграции сегодня. Любoе механическoе сoпoставление страдает нетoчнoстью, нo без него не обойтись.

1). Кoминтерн был сoздан на вoлне пoднимающегoся ревoлюциoннoгo движения как в Еврoпе, так и в Азии.  Сейчас мы наблюдаем его спад практически по всему миру, отдельные егo успехи  -  не бoлее, чем флуктуации.

Коминтерн возникал и мыслился его основателями прежде всего как политический штаб грядущей мировой революции,  -  скорой и неизбежной. Троцкий уже 26 октября 1917 года на II Всероссийском съезде Советов публично заявил: «Надежду свою мы возлагаем на то, что наша революция развяжет европейскую революцию. Если восставшие народы Европы не раздавят империализм, мы будем раздавлены, это несомненно. Либо русская революция поднимет вихрь борьбы на Западе, либо капиталисты всех стран задушат нашу».

Ленин писал Свердлову и Троцкому в октябре 1918-го: «…Международная революция приблизилась на такое расстояние, что с ней надо считаться как с событием дней ближайших». Затем уже в 1919-м в заключительном слове при закрытии I (учредительного) конгресса Коминтерна сообщил, что «победа пролетарской революции во всем мире обеспечена. Грядет основание международной Советской республики».

Председатель Исполкома Коминтерна Григорий Зиновьев уже в октябре 1919 года заявил, что в течение года мировая революция распространится на всю Европу.

Когда в начале февраля 1919 года в Берне конференция  западноевропейских социалистов, напуганных размахом революционного движения, собралась, чтобы реанимировать почивший в бозе ими же созданный Социнтерн, это выглядело как запоздалая и нелепая реакция на стремительно разворачивавшиеся события. Уже в марте «сборище защитников парламентаризма»  получило достойный ответ  -  созванный в Москве по инициативе российских и немецких коммунистов и лично Владимира Ленина конгресс нового Коммунистического Интернационала.  Целью новой организации было провозглашено установление диктатуры пролетариата в форме власти Советов путём классовой борьбы, не исключалось и  вооружённое восстание. Коминтерн с первых дней своего существования  открыто призывал к мировой революции.  В тексте манифеста Второго конгресса Коминтерна, прошедшего летом 1920 года в Петрограде, говорилось: «Гражданская война во всём мире поставлена в порядок дня. Знаменем её является советская власть».

В первые годы после успеха Великого Октября революционная война прокатилась по миру. В европейских и азиатских странах проходят как буржуазно-демократические, так и социалистические революции.    В ноябре 1918 г. – январе 1919 г. пламенем революции была охвачена Германия, в которой в декабре 1918 г. удалось провести Всегерманский съезд Советов.  После поражения восстания в центре революционный огонь перекинулся на германские окраины, в результате чего весной была установлена Баварская советская республика, также просуществовавшая недолго, но успевшая сформировать революционные органы власти.  В октябре 1918 г. революционная волна смела монархию Габсбургов   -  Австро-Венгрия начала распадаться на независимые государства, в которых развивалось революционное наступление.  В Венгрии была создана Коммунистическая партия, а в следующем году в ходе победившей мирным путем революции Венгрия стала советской республикой.   

Повсеместно в Европе и Азии возникают коммунистические партии.  Огонь русской революции перекидывается на Монголию и Туву, где в начале 20-х годов возникают народные республики.  В Турции в ходе кемалистской революции ликвидируется султанат, Турция провозглашается республикой.  В Китае «Движение 4 мая» развивает наступление на отживающие свой век феодальные порядки.  В Индии, где под идейным руководством М. Ганди крепнет национально-освободительное движение и зарождается Индийский Национальный Конгресс, ширится антианглийское сопротивление, под влиянием русской революции в 1918-20 гг. складывается Коммунистическая партия Индии.  В Гиляни прогрессивные силы пытаются свергнуть власть шахов и провозглашают советскую республику.  В Марокко ожесточённая антиколониальная борьба  заканчивается в 1921 г. провозглашением Рифской республики, продержавшейся пять лет.  Активизация национально-освободительного движения заставила англичан в 1922 г. предоставить Нигерии конституцию, которая несколько расширила права коренного населения. Позднее и другие колонии Британской Западной Африки получили право на провозглашение таких же конституций.  До Латинской Америки в целом революционный импульс дошёл позже, но мексиканская революция, например, началась задолго до Великого Октября в России, длилась 7 лет и в 1917 году уже завершилась падением диктатуры, принятием демократической Конституции, а главное  -   создала базу для развития революционного движения в других странах Латинской Америки.

К декабрю 1922 г. в мире действовало 58 коммунистических партий общей численностью свыше 1,5 миллиона человек.

Сегодня международное рабочее, левое, коммунистическое движение находится в фазе упадка и деградации    -   это связано, прежде всего, с коллапсом в 1980-1990-е годы социалистической системы, крупнейшей социальной и геополитической катастрофой  -  распадом СССР, дезинтеграцией  постсоветского пространства и общим падением его роли в мире.  Есть разные точки зрения на время начала этого упадка и, соответственно, на его побудительные причины    -  смерть Сталина, ХХ-й съезд КПСС, вызвавший дезориентацию коммунистов, раскол комдвижения и падение влияния коммунистической идеологии в мире в целом,  косыгинские реформы,  застойные явления 1970-х-1980-х.  В любом случае, в последние десятилетия коммунисты практически по всей планете последовательно сдают свои позиции.  «Левый поворот в Латинской Америке» рубежа веков, к сожалению, сейчас сменяется правым реваншем в большинстве стран, начинавших движение к социализму   -  из-за совокупности внешних и внутренних причин маятник качнулся в другую сторону.   В Соединенных Штатах многие  возлагали надежды на общедемократическое антитрампистское движение, но оказались горько разочарованы    -   внутривидовая борьба между разными группировками финансово-промышленной буржуазии не имеют ничего общего с полевением общества.  В Северной, Западной и особенно в Восточной Европе правоконсервативные и праволиберальные тенденции  доминируют на фоне упадка и загнивания традиционных левых партий, падения влияния коммунистов, в ряде стран коммунистическая идеология и  коммунистические организации оказались под запретом  (лидируют по уровню фашизации восточноевропейские страны, Прибалтика и с недавних пор Украина).  В южной Европе краткий всплеск интереса к левым  (в Греции, Испании) сменился горьким разочарованием  умеренностью и продажностью  партийных лидеров, между собственными идеалами и подачками Евросоюза выбирающими подачки.   Особенно удручающа ситуация на постсоветском пространстве, где коммунистическое движение либо маргинально, либо под запретом, либо полностью переродившиеся лидеры коммунистических партий за четверть века превратили свои организации в  буржуазно-соглашательские,  павшие жертвой парламентского кретинизма, сгнившие от коррупции, ставшие органичной частью капиталистической системы, как это произошло в России и на Украине.  Единственная страна постсоветского пространства, где коммунистам удалось вернуться  к власти на 8 лет    -  Молдова, до этого казавшаяся слабым звеном постсоциалистического левого движения.

В то же время не следует забывать, что как минимум четверть, если не треть населения планеты живет в странах либо победившего социализма, либо с устойчивой ориентацией на социалистические преобразования.  Народный Китай, Корейская Народная Демократическая Республика, Социалистическая Республика Вьетнам, Лаос, остров Свободы  -  Куба,  пока ещё Венесуэла, Боливия, с определенными оговорками Эквадор и Уругвай,  ряд африканских стран, начиная с Намибии и заканчивая Танзанией,  многолетнее политическое и идеологическое господство коммунистов в ряде штатов самой большой демократии мира   -  Индии    -  демонстрируют не только разнообразие путей к социализму, но и его жизнеспособность во враждебном империалистическом окружении.  В то же время нетрудно заметить, что страны, сохранившие ориентацию на социалистический уклад жизни, не играли ведущих ролей в Коммунистическом Интернационале  (кроме Китая), либо не были связаны с ним вовсе. Это тоже одна из неразгаданных загадок и материал к размышлению.   

2). Сoветская Рoссия,  Сoветский Сoюз и партия бoльшевикoв  были лoкoмoтивoм Кoминтерна, егo дoминантoй и oрганизующим ядрoм.  Сейчас нет такoй страны и такoй партии, кoтoрые мoгли бы  претендoвать на подобную рoль.

Об идеологическом и политическом доминировании Советского Союза и большевистской партии в Коммунистическом Интернационале написаны тома.  Надеюсь, доказывать, что сегодня в мире нет ни одной партии с сопоставимым моральным и политическим авторитетом, излишне  -  в силу очевидности.  Но я хочу вспомнить ещё об одном немаловажном факторе, позволявшем лидеру III-его Коммунистического Интернационала, Советскому Союзу,  реально руководить  «Всемирной партией из Москвы»  и направлять деятельность  коммунистических партий и движений, входящих в его состав     -   факторе ресурсном: организационном, материально-техническом, финансовом.  Революционная борьба не только требовала определённого состояния духа и идейной убеждённости, но и нуждалась в материальной поддержке.  

 Структура Коминтерна была разветвлённой, включала в себя, помимо центрального аппарата  (Исполнительного Комитета Коммунистического Интернационала и его вспомогательных подразделений)  секции во множестве стран и континентов.   Организационные структуры Коминтерна располагались в 22 государствах и 19 колониях. В принятом в августе 1920 г. Уставе Коминтерна значилось: «По сути, Интернационал коммунистов обязан фактически и действительно представлять собой всемирную единую коммунистическую партию, отдельные филиалы которой действуют в каждом государстве». О суммарной численности аппарата Коминтерна за все годы его существования судить сложно, исследователи называют разные цифры и разброс этих цифр не просто велик, а космически велик  -  например, историк Андрей Буровский  оценивает число людей, получавших в нем регулярную зарплату, в астрономическую цифру 300 тысяч человек, что, разумеется, опровергается источниками.  Д.и.н. Фридрих Фирсов, работавший в ИККИ и 60 лет занимающийся публикацией документов по истории Коминтерна  (Фирсов в 1994 году сбежал в США, прихватив с собой значительную часть архива), дает более скромные оценки, но тоже исчисляет количество работавших в структурах Коминтерна за 24 года его деятельности тысячами.  Для сравнения: весь Наркомат иностранных дел в 1929 году    –   это три тысячи работников, от наркома до машинистки, вполне сопоставимый штат.

Коминтерн развернул активную работу в колониях, борясь с британским, французским, японским империализмом. В это время обучение в СССР прошло значительное количество тех, кто после войны разрушил мировую колониальную систему.  Некoтoрые истoрики называют Кoминтерн самой большой секретной организацией из когда-либо созданных в мире, пoтoму чтo его публичная деятельнoсть была лишь верхней частью айсберга:  велась oбширная нелегальная рабoта  -  кoммунистические партии в бoльшинстве стран были пoд запретoм, их лидеры и активисты  -  на нелегальнoм пoлoжении. 

 Коминтерн    –    это система баз, производств, учебных центров. Каждый отдел (а их в структуре ИККИ были десятки)  располагался в Москве или в её окрестностях. Коминтерн производил бумагу для выработки любых паспортов и удостоверений, чернила для тайнописи. Радиоцентр поддерживал связь с иностранными группами. В специальной школе обучали тайнописи, шифровальному делу и прочим премудростям нелегальной работы. Специалистов по организации партизанской войны, по диверсионной деятельности готовили в нескольких школах Москвы и  Подмосковья.

Функционировали высшие учебные заведения для национальных кадров: Международная ленинская школа, Коммунистический университет национальных меньшинств Запада имени Ю. Мархлевского (для скандинавов, прибалтов, восточноевропейских коммунистов), Коммунистический университет народов Востока и отдельно  -   Коммунистический университет трудящихся китайцев имени Сунь Ятсена.  Oбщее число курсантов достигало не менее 3000 единовременно. Университеты и спецшколы  с курсами партизанской войны, организации диверсий,  шпионажа окончили такие выдающиеся борцы мирового коммунистического движения, как Морис Торез, Вильгельм Пик, Пальмиро Тольятти, Мале Залка  (генерал Лукач). Множество разведчиков высочайшего класса были выходцами из Коминтерна. Из Коминтерна в ОГПУ пришёл Арнольд Дейч, завербовавший знаменитую «кембриджскую пятерку» во главе с Кимом Филби,  коминтерновцами были Рихард Зорге и Леонид Треппер, глава легендарной «Красной капеллы».

После роспуска Коминтерна в 1943 году вместо его структур был  сoздан Отдел международной информации ЦК ВКП(б), куда вхoдили Научно-исследовательский институт № 205 (бывший Отдел печати и радиовещания ИККИ), ведший радиовещание на разные страны,  Научно-исследовательский институт № 100 I (бывший Первый отдел ИККИ), агентство "Супресс", обеспечивающее информацией и статьями левую рабочую печать за рубежом.  В 1947 году был создан Коминформ (Информационное бюро коммунистических и рабочих партий), просуществовавший почти 10 лет.  Вместо прямого дирижирования деятельностью партий предлагалось обмениваться информацией и находиться в едином информационном поле.  

Прочное положение советской власти в СССР, её экономические успехи  позволяли оказывать прямую финансовую помощь коммунистическим партиям и зарождавшимся революционным движениям.  Для понимания масштабов явления  -  несколькo цифр.

Коминтерн поддерживал коммунистов в тех странах, где складывались коммунистические партии. Бюджеты компартий в Словакии, Чехии, Италии, Англии  составляли  от 200 до 500 тысяч зoлoтых рублей в год.   Немецкие коммунисты только в 1921 году получили больше 5,5 млн марок   -   это был фонд поддержки неудавшейся немецкой революции 1923 года.  Поддерживались не только коммунисты, но и прогрессивные деятели национально-освободительных движений: так, в ноябре 1921 года миссия Фрунзе увезла миллион рублей золотом для  Мустафы Кемаль-паши на развитие революции в Турции.

Первый бюджет Коминтерна, принятый специальным решением Политбюро в апреле 1922 г. по докладам Сокольникова и Пятницкого и подписанный Сталиным, составлял 5 536 400 золотых рублей. Однако в те годы официальный бюджет составлял лишь часть ассигнований на деятельность Коминтерна, широко привлекались и внебюджетные фонды   -  так называемый «резервный фонд», фонд политбюро, бюджет ОГПУ задействовались в ответ на просьбы национальных компартий.  Ещё в начале 1919 г., то есть до создания Коминтерна,  заместитель народного комиссара по иностранным делам Лев Карахан обратился с совершенно секретным меморандумом к  Ленину, попросив «отпустить Народному комиссариату по иностранным делам 200 тыс. золотых рублей на поддержку рабочих организаций Востока, посылку агитаторов для целей пропаганды на Востоке, на первую четверть года, январь—март 1919 г.». Среди  перечисленных стран  -   Северный и Южный Китай, Корея, Персия, Индия. В апреле 1922 г. Карахан докладывал И. Сталину, что он передал крупные суммы корейцам (дважды золотом на сумму 600 тыс. рублей и один раз царскими купюрами — 4 млн. рублей) для создания двух типографий (в Шанхае и Пекине) и для непосредственной нелегальной работы в Корее против японцев, в том числе для организации вооруженного сопротивления.  Через внебюджетные фонды были переданы  13 тысяч золотых рублей компартии Эстонии,  15 тысяч  –  компартии Финляндии, 20 тысяч   –   компартии Латвии   на революционные расходы.  

Несмотря на то, что Латинская Америка в целом была на периферии внимания Коминтерна, была оказана точечная целевая поддержка некоторым партиям с революционным потенциалом.   Так, на подготовку революций в Боливии и Бразилии было выделенo 200 тысяч долларов. В Боливии должны были восстать индейцы и метисы,  но восстание было подавлено в зародыше. Революционный взрыв в Бразилии случился в 1935 году,  но был подавлен с беспрецедентной жестокостью, практически все его лидеры, кроме Луиса Карлоса Престеса, были истреблены.

Нетрудно догадаться, что бюджет Коминтерна наполнялся исключительно средствами, выделенными советским правительством.  Изначальная идея о распределении финансовой ответственности между партиями, входившими в Коминтерн, в зависимости от возможностей каждой из них была отвергнута как нежизнеспособная.

Вряд ли кто-нибудь поспорит с тем, что ни у одной существующей сегодня коммунистической партии и близко нет подобных возможностей.  Исключение составляет, наверно, только Коммунистическая Партия Китая,  но  при этом претензий на гегемонию в мировом коммунистическом движении  КПК не высказывает, практически не участвуя ни в каких интеграционных объединениях и даже международных коммуникационных площадках.  Коммунистические партии, в подавляющем большинстве стран находящиеся в оппозиции, не располагают сколько-либо мощными финансовыми и организационными возможностями.  Коммунистическая Партия Российской Федерации, благодаря причудам российского законодательства получающая на свою деятельность миллиарды бюджетных рублей ежегодно, «подкармливает» некоторые маргинальные компартии на постсоветском пространстве,  но с принципиально отличной от руководителей Коминтерна целью   -   не на развитие революционной борьбы, а для покупки лояльности генсеков партий-головастиков лично Г.Зюганову.  Из европейских партий  неплохо ресурсно обеспечена, пожалуй, немецкая Linke   -   не секрет, что немецкие коммунисты стоят за знаменитым Фондом Розы Люксембург, имеющим разветвленную сеть отделений в разных странах и финансирующим левые проекты.  Тем не менее, всё это даже отдаленно не напоминает возможности Коминтерна.

Большинство нынешних европейских компартий и компартий стран бывшего СССР отказались от какой-либо нелегальной деятельности, являются чисто системными партиями, вписанными в буржуазный истеблишмент, тогда как значительная часть коммунистических партий Азии, Ближнего Востока, Латинской Америки   ведут борьбу в условиях подполья или полуподполья.  Напомню, одним из 21 условия приёма в Коминтерн, утвержденного на 2-м Конгрессе Коминтерна в 1920 году, было  «создание параллельного, нелегального аппарата партии, сочетание легального и нелегального методов работы».

  Ни одна действующая сегодня коммунистическая партия не может похвастаться  наличием ни кадрового потенциала для ведения систематической и каждодневной международной работы, ни собственной системы подготовки квалифицированных кадров специалистов-международников.  Нынешние междунарoдные oтделы даже самых сильных кoмпартий и в сравнение не идут с междунарoдным oтделoм ЦК ВКП (б) и КПСС. Скажем, в КПРФ   -  крупной парламентской партии, живущей целиком за счет госбюджета и подачек мелкой и средней буржуазии   - в международном отделе ЦК сегодня работают 3 (прописью:  три)  сотрудника.   А вoт, например, Французская Кoммунистическая Партия      недавнo по непонятным причинам  вooбще ликвидирoвала свой междунарoдный oтдел.

3) Кто теперь претендует на наследие Ленина, Сталина и Троцкого в деле строительства Интернационалов?

Подробный рассказ об истории альтернативных Коминтерну Интернационалов не входит в задачи данной статьи,  но без общего представления о том,  что возникало на основе Коминтерна, в пику ему, а затем и  в альтернативу альтернативным Интернационалам, сложно будет понять нынешний расклад сил в  мировом коммунистическом движении.  4-й Интернационал возник параллельно с 3-им  (Коминтерном) и был воплощением идеи Льва Троцкого, написавшего в 1935 году   «Открытое письмо за Четвёртый интернационал»  -   в сентябре 1938 года Четвёртый Интернационал был учрежден в доме французского синдикалиста и троцкиста Альфреда Росмера недалеко от Парижа.  Организация получила серьёзный удар в период Второй мировой войны. Троцкий был убит, многие европейские секции были уничтожены в период немецкой, а азиатские   —  в ходе японской оккупации. Сохранившиеся секции долгое время были изолированы отрезаны друг от друга и от международного руководства.  Вторая половина ХХ столетия ознаменовалась бесконечными расколами троцкистских Интернационалов,  их  размножением и размежеваниями между собой.  Отследить все эти умножения сущностей и понять причины  расколов, взаимных демаршей, возникновения новых союзов и альянсов не под силу даже самым скрупулёзным специалистам  -  исследователям истории Интернационалов, поэтому, дабы не перегружать читателя информацией, которую он сам при желании легко может найти в сети,   остановимся лишь на актуальном положении дел с международной коммунистической интеграцией.

Почему это важно для нас   -  для активистов и сторонников  Объединенной Коммунистической Партии, недавно отметившей своё пятилетие?   Мы изначально мыслили себя одним из отрядов как российского, так и  мирового коммунистического движения, и в то же время, выбирая для партии название, мы обозначили своё стремление к объединению с другими его отрядами.  В России многопартийность четверть века назад стала реальностью, в том числе и многопартийность коммунистическая, и дезинтеграционные процессы в комдвижении,  к  сожалению,  перевешивают объединительные, интеграционистские тенденции.  В этом причина слабости левого движения в России и падения влияния коммунистов на международной арене.  Присоединиться к тому или иному объединительному процессу  (а любой из действующих сегодня Интернационалов это скорее процесс, нежели результат) можно при условии  общности идей и  практики.  

Воссоединенный Четвертый интернационал    —  одно из наиболее крупных объединений партий, считающих себя прямыми наследниками учрежденного Троцким Интернационала.  Имеет наиболее крупные секции во Франции (Новая антикапиталистическая партия на выборах в Европарламент 2005 году получила 4,9% голосов, её лидер Оливье Безансено на общенациональных президентских выборах в 2002 году  -  4,25%), Швеции (в лице Социалистической партии), Италии (в лице Ассоциации «Критическая левая»), Дании (составляет основу Красно-зелёной коалиции), Португалии (действуют в  Левом блоке), Шри-Ланке (Новая партия общественного равенства и целый ряд других партий  -  Шри-Ланка на данный момент единственная страна мира, где троцкисты вместе с другими коммунистами входят в правящую коалицию), Филиппинах (Революционная рабочая партия Минданао) и Бразилии (действует в партии «Социализм и свобода»). Большинство этих партий  -  парламентские, есть те, которые имеют представительство в Европарламенте, но есть и партии вооруженной борьбы, в том числе действующие в условиях подполья и полуподполья.  Во Франции, например, троцкистские кандидаты на президентских выборах  (Безансено, Арлетт Лагийе из «Рабочей борьбы», Натали Арто) суммарно на президентских выборах набирали в несколько раз больше кандидатов от Французской Коммунистической Партии.   Воссоединенный Четвертый Интернационал стал одним из инициаторов объединения «Европейские антикапиталистические левые». Его лидерами  являются  такие известные политики и мыслители, как Ален Кривин, Оливье Безансено,  Даниэль Бенсаид, Эрик Туссен, Алан Торнетт, Франсишку Лоуса и другие. Они занимают резко критическую позицию в отношении структур международной европейской бюрократии, большинство из них выступают за выход из Евросоюза.  Объединенная Коммунистическая Партия поддерживает товарищеские отношения со многими членами Воссоединенного Четвертого Интернационала  -  так, представители Коммунистической партии Дании были гостями недавнего 3-его съезда ОКП. 

Международная социалистическая тенденция (МСТ) — международное объединение, придерживающееся взглядов Тони Клиффа на природу Советского Союза. Британский  троцкист Тони Клифф, в 1950 году исключенный из Четвертого Интернационала, стал ведущим идеологом английской Социалистической Рабочей Партии.  Клиффистов часто называют «госкаповцами»  -   в отличие от Льва Троцкого, считавшего  СССР деформированным рабочим государством, последователи Клиффа определяют СССР как форму бюрократического государственного капитализма.  Представители МСТ крайне негативно относятся к любому советскому опыту, отрицают достижения СССР, что делает их крайне токсичными даже в троцкистской среде. Клиффисты-«госкаповцы» имеют наиболее крупные секции своего Интернационала в Великобритании (Социалистическая рабочая партия), Греции (Социалистическая рабочая партия) и Ирландии (Социалистическая рабочая партия). Ведущими теоретиками и лидерами Интернационала в настоящее время являются знаменитый британский философ и социолог Алекс Каллиникос, Крис Харман и другие. МСТ наряду с Воссоединенным Четвертым Интернационалом также была одним из инициаторов объединения «Европейские антикапиталистические левые», что свидетельствует о крайней его неоднородности. 

Комитет за рабочий интернационал (КРИ)   —   имеет наиболее крупные секции в Великобритании (Социалистическая партия), Ирландии (Социалистическая партия) и Германии (организация «Социалистическая альтернатива»). Долгие годы ведущим теоретиком КРИ являлся Тед Грант (до исключения в 1991 году).  Грант, вслед за Троцким, считал СССР деформированным рабочим государством и  точно так же характеризовал страны народной демократии, созданные после Второй мировой войны,  называя их «пролетарскими бонапартистскими режимами», что впоследствии оформил в «теорию пролетарского бонапартизма». Установление в разрушенных войной странах новых бюрократических «рабочих государств», созданных на базе военных успехов рабочих и крестьянских движений, Грант считал вполне допустимым этапом развития этих стран.  Сегодняшние  представители КРИ в мире в основном представляют собой достаточно небольшие, но очень идеологически сплочённые группы. По итогам европейских выборов 2009 года членом Европарламента стал лидер ирландской Соцпартии  Джо Хиггинс. КРИ так же, как и два вышеописанных Интернационала, является участником объединения «Европейские антикапиталистические левые».   Крайне немногочисленная секция КРИ есть и в России. 

Международная марксистская тенденция (ММТ)   —  очень своеобразное объединение,  имеющее крупную секцию в Пакистане (в лице Пакистанской народной партии,  ведущей героическую и самоотверженную борьбу в условиях полуподполья и жесточайших репрессий со стороны пакистанских властей).  Испытало сильное идейное влияние упомянутого выше Теда Гранта, на которое весьма причудливо наложились маоистские идеи и построения  (ММТ сильна в азиатских странах, поэтому такая идейная эклектика легко объяснима).  Считается, что во всех странах, где действуют секции ММТ, они придерживаются тактики энтризма в массовые левые и прогрессивные партии, хотя энтризм в принципе свойственен всем партиям и политическим тенденциям, причисляющим себя к наследникам Льва Троцкого. Лидер ММТ   -   Алан Вудс.  В последнее время ММТ активно проявляет себя в латиноамериканских странах «левого поворота», а сам Вудс почтительно относится к кубинскому опыту Фиделя Кастро и венесуэльскому Уго Чавеса, считая кубинскую и венесуэльскую революции частями мировой.  Примечательно, что у ММТ появились последователи и в России  -  например, на недавнем съезде Революционной Рабочей Партии, уже после смерти её признанного лидера Сергея Бийца,  РРП заявила о присоединении к Международной марксистской тенденции.  

Международный комитет Четвертого интернационала   —  весьма одиозная и крикливая группа,  довольно безосновательно, на наш взгляд, претендующая на отстаивание взглядов «ортодоксального троцкизма». Секции МКЧИ располагаются в США и Германии, но опираются не на партии, а на отдельных теоретиков троцкизма.  Можно сказать, что это одна из площадок для коммуникации сетевых интеллектуалов  -  самыми заметными формами их деятельности стали сетевая и издательская. «Мировой социалистический веб-сайт» имеет весьма широкую аудиторию и версии более чем на 20 языках, включая русский.   МКЧИ изобильно публикует  книги, памфлеты и другую литературу на сайте «Mehring books». Ведущим теоретиком является Дэвид Норт, автор работ «В защиту Льва Троцкого» и «Наследие, которое мы защищаем. Введение в историю Четвёртого Интернационала».

В 2000 году после империалистической интервенции НАТО, разрушившего Югославию,  был создан Балканский Социалистический центр им. Христиана Раковского, провозгласивший борьбу против империализма, шовинизма и войны, объявивший себя наследником интернационалистских традиций Балканской Социалистической Федерации. Инициаторами создания центра стали Революционная Рабочая Партия Греции под руководством виднейшего марксистского философа современной Европы Саваса Матсаса и Революционная Рабочая Партия Турции, руководимая знаменитым мыслителем, социологом и лингвистом, профессором Сунгуром Савраном.  Обе партии, будучи  не столь многочисленными, как, например, традиционные Коммунистическая Партия Греции и Компартия Турции, давно уже стали идейными лидерами левого фланга в обеих странах  и играют  огромную роль в консолидации коммунистов у себя на Родине и в мире.  Балканский Социалистический центр имени Х. Раковского сразу же, с момента своего создания, перерос европейские рамки   -  к нему присоединилась крупнейшая левая партия Латинской Америки   -  Рабочая партия Аргентины,  Партия трудящихся Уругвая, целый ряд партий и марксистских групп Ближнего Востока и Африки.  Сегодня  Балканский Социалистический центр имени Х. Раковского    -  одна из самых живых и интересных площадок, обсуждающих возрождение полноформатного Интернационала, объединяющая антиимпериалистических левых с разных континентов.  ОКП в ней много лет была наблюдателем, а в дни 100-летия Великого Октября была торжественно принята в члены центра на его конференции в Афинах.  Дискуссии о международном объединении коммунистов стали очень важным, но отнюдь не единственным лейтмотивом объединения партий, стоящих на жёстко антикапиталистических позициях, активно борющихся в своих странах с засильем мировой финансовой бюрократии и агрессивных военных блоков.  Членство в Балканском Социалистическом центре им. Х. Раковского стало для ОКП воплощением лозунга о международной солидарности трудящихся всех стран мира.  При этом ОКП открыта к сотрудничеству с любыми объединениями компартий, проявляющих к такому сотрудничеству интерес   -  как наследниками 4-го Интернационала, так и позиционирующих себя по-другому.

Есть и другие коммунистические межпартийные объединения, не относящиеся к троцкистской традиции.   Они не называют себя Интернационалами, но по сути ими являются.  Международное совещание коммунистических и рабочих партий ставит целью объединить как раз «традиционные» компартии, восходящие к историческим компартиям эпохи Коминтерна.   Это объединение зачастую именуют по названию его сайта в интернете   -  SolidNet.   Неформальными лидерами совещания  стала крупнейшая европейская компартия  -  Компартия Греции, претендующая на идейное руководство совещанием, а также Коммунистическая Партия Российской Федерации Г.Зюганова, располагающая достаточными ресурсами для продвижения своего влияния внутри этого объединения.     Хотя Международное совещание коммунистических и рабочих партий и ориентируется на традиционные компартии,  между  нынешними коммунистическими партиями и компартиями коминтерновских времен непреодолимая дистанция огромного  размера.  Если, например, посмотреть на КПРФ, то из 21 условия приёма в Коминтерн КПРФ соблюдает полтора   -    наличие в названии слова «коммунистический»  (условие № 17) и  периодические чистки рядов от мелкобуржуазных элементов  (условие № 13), только вместо мелкобуржуазных элементов чисткам подвергаются все те, кто имеет самостоятельную позицию, не совпадающую с точкой зрения руководства, и не боится её высказывать   -  чисткам подвергаются целые региональные отделения  (вспомним погромы московской и ленинградской парторганизаций).  А вот мелкобуржуазным элементам в КПРФ как раз весьма комфортно  -  в федеральном и региональном руководстве партии они как раз доминируют.   

SolidNet весьма болезненно относится к приему новых членов в свои ряды, в результате чего так же не может быть репрезентативным по отношению к актуальному мировому комдвижению.  Его претензии на то, чтобы быть последователем Коминтерна, так же безосновательны, как и претензии других современных Интернационалов   -   прежде всего потому, что Коминтерн в 1919  -  1943 гг.  был реальным механизмом управления мировым революционным процессом, его локомотивом и приводным ремнём, а нынешние межпартийные объединения, позиционирующие себя как последователи Коммунистического Интернационала, могут претендовать скорее на роль Коминформа   -  площадки для дискуссии,  обмена информацией и опытом,  выражения международной солидарности  прогрессивных сил.

Позиция Объединенной Коммунистической Партии по отношению к международному  объединению коммунистов вполне чёткая.  Мы приветствуем любые интеграционистские усилия  по объединению коммунистов и левых, сами участвуем в подобных объединениях как полноправные участники процесса  (Балканский Социалистический Центр им. Х. Раковского) или наблюдатели, открыты к сотрудничеству с любыми коммунистическими партиями или союзами партий, к такому сотрудничеству стремящимся.  Однако позиционировать  при этом себя как участников того или иного Интернационала считаем преждевременным, потому что строительство подобного объединения требует определенных исторических условий, которые в начале 20-го столетия были, а в начале 21-го отсутствуют.   Дело не в названии, а в содержании деятельности. Тем не менее,  международное объединение коммунистов и левых   -  насущная потребность нынешнего исторического момента в условиях обострения империалистических противоречий, милитаризации планеты,  новых и новых войн.  Мир глобализируется, и события развиваются так стремительно, что в любой момент создание международного Интернационала коммунистов может стать повесткой сегодняшнего дня.                 


Главное

Новости





Наша газета

Красный Локомотив № 2(20) скачать
Новая Альтернатива № 2(48) скачать
Красный Локомотив № 19 скачать

Мы в социальных сетях