Провокация профанаторов

Провокация профанаторов

Поздним вечером 26 февраля своим волевым решением столичный градоначальник Собянин остановил начавшееся накануне электронное голосование по вопросу обустройства московской Лубянки. Как и следовало ожидать, история с общественной инициативой восстановить на Лубянской площади памятник Ф. Э. Дзержинскому обернулась подлинной провокацией, а закончилась – профанацией вопроса.

По большому счету, было абсолютно не важно от кого данная инициатива исходила или кем была озвучена. В конце концов, метивший в президентское кресло бывший столичный мэр Лужков не единожды выступал за возврат памятника в период 1998–1999 гг., «трудороссы» Анпилова проводили шумную общественную кампанию по аналогичному вопросу в 2000-м, ну а сколько сторонников данной инициативы объявилось после – не сосчитать. Однако то, что происходило на этот раз рациональному объяснению поддавалось с трудом. Уже в первый же день проведения то ли опроса, то ли голосования сама его процедура начисто обесценила любую возможность выявления общественного мнения по данной абсолютно, на самом деле, надуманной проблеме.

Вместо вполне определённого и внятного вопроса: восстанавливать или нет незаконно демонтированный вандалами монумент работы народного художника СССР Е. В. Вучетича на прежнем месте, москвичам (а впоследствии выяснилось, что и не только им) предлагался странный выбор между «полководцем, великим князем Александром Невским» и «революционером Феликсом Дзержинским». Как справедливо замечает историк и публицист Александр Майсурян подобная формулировка намеренно обезличивала многогранную деятельность Дзержинского, являющегося по сути одним из «отцов-основателей СССР. Это всё равно, как Джорджа Вашингтона в США представить как ″революционера″, и только». Не говоря уже банально о том, что Невский никакого отношения к данной конкретной площади явно не имеет и никогда прежде не имел. Добавим к этому абсолютно странный по форме опрос на платформе «Активный гражданин» (неясно как в этой ситуации быть гражданам «неактивным» – то есть не пользующимся или не имеющим доступа в интернет?!) и получим полнейшую профанацию, призванную низложить фигуру Железного Феликса точно таким же абсолютным меньшинством, как это и было уже однажды сделано «демократами» в августе 1991 года.

Но важно понимать и другое. С самого своего начала дискуссия о восстановлении в законных правах «репрессированного» тридцать назад монумента (была бы политическая воля и памятник можно было вернуть без всяких опросов – в конце концов о его незаконном сносе никто граждан страны не спрашивали и спрашивать не планировал!) разворачивалась на фоне масштабного системного конфликта в недрах правящей политической группы. Была превращена его сторонами в самый настоящий смотр политических сил, и главным образом, имеющихся у них информационных ресурсов.

Так, правящие страной «либерал-консерваторы» не случайно выразили обеспокоенность, что подлинная цель навязанного москвичам выбора – «раздробить путинское большинство». И этот факт глупо было бы не замечать или списывать со счетов – особенно в преддверии очередных судьбоносных для властей выборов. А еще в условиях, когда сторонников возвращения Дзержинского на Лубянку с высокой долей вероятности можно без труда обнаружить как в самом президентском окружении (развал КГБ СССР стал для этих людей глубоко личной жизненной драмой), так и среди куда более многочисленных его сторонников – т.н. «ядерного электората» Путина.

Не трудно догадаться, что значительная часть упомянутого «путинского большинства» непременно воспримет или уже восприняла данную, донельзя странную историю как сознательную провокацию либерального, откровенно «прозападного» крыла российских «элит». Провокацию, прямо направленную против «гаранта российского суверенитета» Владимира Путина. Однако многие неизбежно увидят и другое, крайне нежелательное для президента и его окружения. Очередное и очевидное всем президентское самоустранение, явное нежелание выразить свою принципиальную позицию по данному вопросу, будет непременно трактоваться его сторонниками и опорами, по меньшей мере – как потеря инициативы, а в глобальном смысле – как явное нежелание раздражать одну из пресловутых «кремлёвских  башен», то есть как явную слабость президента. Особенно, если учесть, что с представителями именно этой пресловутой «башни» вот уже как двадцать лет доблестно, правда, лишь пока только на словах воюют все без исключения пропрезидентские СМИ. И на словах же побеждают.

Нарастающее раздражение – это самое скверное и опасное, чем могло бы обернуться для правящей кремлевской группы скандальное «голосование» по монументу. Стать тем символическим пробным шаром, после которого распад весьма условного «путинского большинства» может оказаться практически неизбежным. Особенно в ситуации, когда оппозиционные нынешнему президентскому курсу «радикал-либералы» – а именно они фактически и возглавили процедуру подготовки и проведения никем не узаконенного голосования под эгидой аморфной и невнятной Общественной палаты Москвы, – закусив удила принялись усиленно «топить» за «князя Невского» в пику «революционеру Дзержинскому» (Это кстати, самое верное предостережение всем, кто считаем нынешних либералов едва ли не «февралистами», и едва ли не попутчиками левых в деле социального переустройства страны).

Массированная кампания уже не столько против монумента Вучетича, сколько исторической фигуры самого революционера-большевика Дзержинского, ожидаемым образом сплотила антикоммунистов и антисоветчиков всех мастей и профессий – от откровенных «западников» до несколько более изощренных «национал-демократов». Один из записных экспертов нынешнего телевидения, журналист Юсин уже не единожды успел объявить Ф. Э.  Дзержинского «поляком, ненавидевшим русских и православную веру». Здесь впору было бы напомнить всем самозваным «друзьям народа», сколько миллионов русских беспризорников спасло возглавляемое Дзержинским ведомство – однако эта информация о главе ВЧК и первом председателе деткомиссии ВЦИК на портале «Активный гражданин» вполне ожидаемо не появилась, и появиться не могла. Ведь голосование было явно не об этом.

Однако в какой-то момент все пошло не так, или не совсем так. Серьезная обеспокоенность, что данный «пробный шар» сможет ненароком смести с политической шахматной доски знаковые и определяющие для власти фигуры или только всерьёз поколебать главную из них, заставило оборвать потешный и никого ни к чему не обязывающий опрос буквально на полуслове. Причём сделать это (и, вероятно, далеко не случайно) было поручено не кому-нибудь, но столичному мэру. Подобное, кстати, происходит уже не впервые: кто помнит, именно он в период пандемии на короткое время стал едва ли не главным спикером высшей российской власти – к явному неудовлетворению одних и не менее явному изумлению других её представителей. Второе явление Собянина стало, таким образом, пожалуй, единственным и основным итогом заранее обреченного голосования по восстановлению исторического облика площади на Лубянке.

Не менее важный итог всей этой истории касается, естественно, и самого Дзержинского, и его исторического монумента. О размежевании символов и их заклятых носителях, единодушно и дружно сплотившихся против скульптуры, – и все это после нарочитых проповедей про единство и неразрывность российской истории – говорить даже не приходится. Отношение к Дзержинскому у всей этой пестрой, но не такой уж и многочисленной публики по-прежнему классовое, а это значит, что вернуться на Лубянскую площадь Железный Феликс сможет только после безусловного и бесповоротного водворения социальной справедливости в России. Причём, в полном объёме и для подавляющего её большинства. Тогда же, кстати, вместе с Дзержинским на московские площади вернутся сброшенные сразу же вслед за ним «всесоюзный староста» Калинин и первый председатель советского государства в России Свердлов. Ровно тогда же свои двери для посетителей снова откроет Музей Маяковского.

Но все это будет только при одном решающее обстоятельстве: если непосредственный контроль за распоряжением и распределением природными ресурсами, равно как и вся отторгнутая у народов России собственность снова станут общенародными, а власть – непосредственной и прямой демократией большинства. Без этого решающего условия нас вновь и вновь будут ожидать и имитации, и профанации, как основной способ общественного бытия. Во всех их проявлениях и многообразиях, и по любому поводу.

Станислав РУЗАНОВ


Главное

Новости

Первый


Полет на галоше?




Наша газета

Новая Альтернатива № 1(63) скачать
Красный Локомотив № 26 скачать
Красный Локомотив № 5(25) скачать

Мы в социальных сетях