Кульбит свердловского губернатора, или еше раз о политических свободах

Кульбит свердловского губернатора, или еше раз  о политических свободах

Екатеринбург не в первый раз сталкивается  с чиновничьим беспределом.

Так на всю страну прогремели события  «в сквере  у драмтеатра», где победили далеко не левые, а рядовые неравнодушные горожане.  Уважения  к общественному мнению у местных властей  и правоохранителей явно  не прибавилось. То они препятствуют акции левых организаций под предлогом мифического фестиваля журнала «Уральский следопыт»,  то откровенно раздражены и бескомпромиссны 23 февраля прошлого года у Вечного огня борцам революции. Активно прибегают и к излюбленному методу как бы отложить решение вопроса по какому-нибудь «спорному» вопросу на неопределенное время,  а там либо исторический объект «подсаморазрушится»,  либо его защитники будут застигнуты врасплох.  Так было с Краснознаменной группой  и орденом Ленина  на центральном проспекте, отказом  от второй линией метрополитена, зданием аэропорта Уктус,  после сноса которого собственник территории  аж получил штраф  от прокуратуры.  О более мелких,  но дорогих сердцу свердловчан-екатеринбуржцев сносимых строениях  и говорить не приходится.

Вот только причастность губернатора Е.Куйвашева к подобной вакханалии ранее особо не просматривалась. Умеет  он как-то вяло сформулировать собственную отстраненность от волнующегося плебса…

Уж не события ли в Казахстане заставили  его вдруг проявить личную р-р-реши-тельность? Не далее, как 16 января нового года в сквере от ул. 8 Марта был согласован  в инстанциях  пикет антимилитаристской направленности. Можно не разделять  взглядов наиболее активных  его сторонников,  можно, очевидно, переубедить сомневающихся и откровенно напуганных  военной угрозой. Но наше государство  давно утратило ранее присущие ему воспитательные функции, зато злоупотребляет своими карательными возможностями, ревностно наполняя ИТУ. Тут уж  не до развития трудовых ресурсов  или роста народонаселения, о которых периодически заявляет наш президент.

Но вернемся  к пикету. Как сообщают его участники,  в назначенное время  они столкнулись  с установленным  по периметру металлическим ограждением некоей «ярмарки»  и немалыми силами полиции.  Только тут многие узнали,  что накануне губернатор исключил данную площадку  из списка трех мест  для собраний горожан  по упрощенному согласованию,  т.е. с численностью  до 100 участников.  Оставшиеся  два места под гайд-парки  представляют собой  малолюдные парковые территории,  где успешно можно агитировать  только друг друга.

Собравшихся было человек 40-50,  в т.ч. до полутора десятков борцов против политических репрессий,  закаленных  в проведении ежемесячных акций на проспекте Ленина.  Звонок  в полицию  о препятствовании проведению  согласованного мероприятия,  как и полагается  в подобных случаях,  остался  без реакции,  а грубые окрики руководителя силовиков подполковника Трошина  продемонстрировали реальность угроз. Готовность  к  задержаниям  и начатое силовое вытеснение  заставило принять решение перейти  на другую площадку  из двух оставшихся,  в паре километров  от ранее объявленного места сбора  (неформальное обозначение этого гайд-парка  – «собачий»,  по месту выгула домашних питомцев).  Организованная колонна,  хоть  и не столь многочисленная,  тут же получила название «марш мира»  и прошла  в окружении полиции  и сотрудников  Министерства общественной безопасности  до очередного гайд-парка  уже при активном внимании  представителей СМИ.       

В парке пикетчиков  тоже ожидали свежие силы правоохранителей. Бравый подполковник  участвовал  в проверке наличия  санитарных масок,  соблюдения 1,5 м дистанции,  потребовал освободить аллею  для редких прохожих  и перейти  в снежную целину.  Это уже не говоря  о его внимании  к принесенным плакатам,  часть из которых была запрещена,  как не соответствующая  заявленному пикету.  Очевидно,  не достигнув поставленной цели,  силовики провели совещание  и направили несколько подчиненных  к велосипеду одного  из участников.  Требование предъявить документы на транспортное средство,  естественно,  не могло быть выполнено.  Под предлогом сходства  с угнанным велосипедом,  его владелец,  С.Зыков,  был отправлен  в отделение полиции  и там  установлено,  что  соответствующей ориентировки  просто  не существует.   

Провокация вполне удалась,  пикетчики откровенно возмущались,  а одна из девушек употребила слово «блин»,  тут же оцененное подполковником Трошиным как нецензурное оскорбление сослуживцев.  Девушку показательно препроводили  до патрульной машины, но свидетелей оказалось слишком много  или перспективы задержания сомнительны – отпустили. Однако, второе задержание все-таки свершилось: один  из молодых участников допустил «курение  в общественном месте».  А расходившихся  с пикета сопровождали,  как им представилось,  подозрительные личности в гражданском.

В целом акция продолжалась недолго из-за поиска места проведения, изолированности площадки,  стояния  в сугробах  и довольно сильного ветра  при температуре ниже -15 градусов.  А выводы участников такие:  власти превратили скромную по масштабам акцию  в сомнительное полицейское мероприятие  с количеством привлеченных силовиков,  сопоставимым с числом участников пикета; оппозиционеры города лишились лучшей площадки гайд-парка;  провокационное поведение полиции  – зашкаливало,  а авторитет властных структур,  фактически разрешивших проведение пикета,  – оказался основательно подорванным. Подтвердилась и житейская истина: если губернатор не предвидит последствий собственных действий,  то его подручные будут  в конкретном вопросе еще примитивнее  и грубее,  упиваясь собственной вседозволенностью.  А это залог  деградации властных структур  и отсутствия надежды  на какие-либо инициативы, полезные обществу в целом.

    


Главное

Новости





Наша газета


Мы в социальных сетях