К истории одного вопроса

К истории одного вопроса

В политической борьбе нередко «вчерашний день затемняется игрой новых интересов», а теоретические сферы служат лишь прилавком, на который выкладываются претензии на власть. Не миновала чаша сия и «возможность победы социализма в отдельно взятой стране», а также ее место в истории.

Биография этой темы по очевидным причинам резко поделена на «до» и «после» 1924 года.

В левых кругах много эпигонства и обращений к священным писаниям. Поэтому и нам в этом разговоре без обращения к писаниям не обойтись.

Разумеется, первым делом берем работу Ленина «О лозунге Соединенных Штатов Европы»: «Неравномерность экономического и политического развития есть безусловный закон капитализма. Отсюда следует, что возможна победа социализма первоначально в немногих или даже в одной, отдельно взятой, капиталистической стране. Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, встал бы против остального, капиталистического мира, привлекая к себе угнетенные классы других стран, поднимая в них восстание против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств. Политической формой общества, в котором побеждает пролетариат, свергая буржуазию, будет демократическая республика, все более централизующая силы пролетариата данной нации или данных наций в борьбе против государств, еще не перешедших к социализму. Невозможно уничтожение классов без диктатуры угнетенного класса, пролетариата. Невозможно свободное объединение наций в социализме без более или менее долгой, упорной борьбы социалистических республик с отсталыми государствами».

Важно, что статья написана в 1915 году (хотя догматики и начетчики, с их пристрастием к полетам вне времени и пространства, совершенно к таким фактам безразличны). Сталин, задавшись вопросом о возможности победы социализма в отдельно взятой     стране в 1924 году, в обстоятельствах и для нужд существенно иных, нежели те, что были в 1915-м, разделил этот вопрос на два: о полной гарантии от реставрации буржуазных порядков, и о возможности построения полного социалистического общества в одной стране.

Давно замечено, что Ленин в своей работе пишет немного о другом: «Лозунг республиканских Соединенных Штатов Европы, поставленный в связь с революционным низвержением трех реакционнейших монархий Европы, с русской во главе, совершенно неуязвим. …Без революционного низвержения монархий германской, австрийской и русской этот лозунг бессмыслен и лжив. …Возможны и Соединенные Штаты Европы, как соглашение европейских капиталистов... о чем? Только о том, как бы сообща давить социализм в Европе, сообща охранять награбленные колонии против Японии и Америки». Для классовой интернациональной борьбы пролетариата в Европе отдельно взятые европейские страны – менее опасный противник, чем эти реакционно-монархические СШЕ, при очевидном условии отсутствия старательного разделения отдельно взятых пролетариатов.

Из двух сталинских вопросов наши эпигоны явно тяготеют ко второму. Однако, можно усомниться, что Ленин из неравномерности развития капитализма лихо выводит аж целое построение прямо-таки полного социализма в отдельной стране, обойдясь без такой мелочи, как целая эпоха строительства этого самого социализма, для которой эта исходная неравномерность – принадлежность исторических архивов. В 1915 году неравномерность развития капитализма при всем ленинском оптимизме, пожалуй, позволяла ему, глядя на отдельно взятую страну, реально рассчитывать лишь на то, что «Победивший пролетариат этой страны, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, встал бы…». 

До 1924 года Сталин не возражал: «Свергнуть власть буржуазии и поставить власть пролетариата в одной стране, ещё не значит обеспечить полную победу социализма. Главная задача социализма — организация социалистического производства — остаётся ещё впереди. Можно ли разрешить эту задачу, можно ли добиться окончательной победы социализма в одной стране, без совместных усилий пролетариев нескольких передовых стран? Нет, невозможно… Для окончательной победы социализма, для организации социалистического производства, усилий одной страны, особенно такой крестьянской страны, как Россия, уже недостаточно, — для этого необходимы усилия пролетариев нескольких передовых стран».

Ленин разъяснял: «Когда мы начинали в свое время международную революцию, мы это делали не из убеждения, что мы можем предварить ее развитие, но потому, что целый ряд обстоятельств побуждал нас начать эту революцию. Мы думали: либо международная революция придет нам на помощь, и тогда наши победы вполне обеспечены, либо мы будем делать нашу скромную революционную работу в сознании, что, в случае поражения, мы все же послужим делу революции и что наш опыт пойдет на пользу другим революциям. Нам было ясно, что без поддержки международной, мировой революции победа пролетарской революции невозможна. Еще до революции, а также и после нее мы думали: сейчас же, или, по крайней мере, очень быстро, наступит революция в остальных странах, в капиталистически более развитых, или, в противном случае, мы должны погибнуть. Несмотря на это сознание, мы делали все, чтобы при всех обстоятельствах и во что бы то ни стало сохранить советскую систему, так как знали, что мы работаем не только для себя, но и для международной революции. Мы это знали, мы неоднократно выражали это убеждение до Октябрьской революции точно так же, как и непосредственно после нее, и во время заключения брест-литовского мира. И это было, говоря вообще, правильно". "Задача пролетариата России – довести до конца буржуазно-демократическую революцию в России, дабы разжечь социалистическую революцию в Европе. Эта вторая задача теперь чрезвычайно приблизилась к первой, но она остается все же особой и второй задачей, ибо речь идет о разных классах, сотрудничающих с пролетариатом России, для первой задачи сотрудник – мелкобуржуазное крестьянство России, для второй – пролетариат других стран". "Правильная оценка нашей революции возможна только с точки зрения международной".

Дальнейшие события содержат два критических для СССР момента: не разразившаяся мировая революция (хотя ее сполохи, наряду с занятостью империалистических держав своими разборками, как раз и создали те уникальные условия, в которых смогла устоять молодая советская страна) и уход Ленина из жизни. Этим обстоятельствам наша история обязана новой постановкой данного вопроса (о возможности победы социализма) и тем политическим бременем, который на него возложили участники тогдашней политической борьбы.

Надеюсь, что эта заметка посвящена не опровержениям или доказательствам возможности победы социализма в отдельно взятой стране, а истории вопроса, в котором  участники той дискуссии, мягко говоря, тоже несколько отошли от собственно возможности как таковой.

Тогдашняя дискуссия слишком явно была подчинена нуждам политической борьбы в советской верхушке после ухода Ленина из жизни. В ней видно как стремление Сталина найти (точнее - создать) себе опору в «ленинизме» и застолбить бренд «социализм» за любым своим творением, так и претензии Троцкого на роль истинного продолжателя дела Ленина при недостаточной внятности его позиций перед лицом спада революционного движения в Европе и перспективой длительного пребывания СССР в условиях капиталистического окружения.

Переживания за судьбу социализма в отдельно взятом СССР после его разгрома и исчезновения соцлагеря могут сильно невротизировать. Одни, распалившись, проклинают субъективные факторы и всяческие отступления от истинного ленинизма, обзывают троцкистской рецептурой уничтожения социализма все предупреждения оппозиционеров 30-х годов об опасности краха СССР. Другие ищут утешение в отрицании социализма в СССР, что позволяет его крах с судьбой социализма не связывать.

Сегодня вопрос о возможности победы социализма в отдельно взятой стране, точнее, о соотношении национального и интернационального в коммунистическом движении, вряд ли буквально повторяет свой исторический прототип. Попутно заметим, что некоторые наши сильно запатриотевшие левые часто стараются не столько ради социализма, сколько ради того, чтобы страна была отдельно взятой.

Конечно, можно утверждать, что во всемирно-историческом масштабе капитализм, развивая производительные силы, строит социализм, пусть даже не подозревая об этом. В супермасштабном смысле и вся история СССР – это история, в  том числе и строительства социализма (впрочем, не только его).

Вероятно, нам еще не раз придется выслушивать вздор, будто Троцкий был против социалистического строительства («Речь идёт, разумеется, не о том, можно ли и должно ли строить социализм в СССР. Наша работа над строительством социализма есть такая же составная часть мировой революционной борьбы, как организация стачки углекопов в Англии или строительство заводских ячеек в Германии»), а Сталин - против мировой революции (СССР осуществлял, на свой манер, «выступая в случае необходимости даже с военной силой», если и не мировую, то, как минимум, - «полумировую» революцию, выражениями которой стали, например, Варшавский договор и СЭВ).

СССР – что это было – социализм, деформированное рабочее государство,  госкапитализм? Примерно так известные слепые спорили, ощупывая слона. Вопрос остается открытым, и он еще будет манить любителей ломиться в открытую дверь.

Важна не только возможность, важна необходимость социализма и в отдельно взятой стране, и в мировом масштабе.

Сергей ИВАННИКОВ


Главное

Новости





Наша газета

Новая Альтернатива № 4 (36) скачать
Новая Альтернатива № 2 (33) скачать
Новая Альтернатива № 1 (31) скачать

Мы в социальных сетях