Об умении обещать и вселять надежды

Об умении обещать и вселять надежды

Обещать и не выполнить - менее позорно, чем выполнить, не обещая. Г-н Путин это знает.

Злые люди уже готовят новый том полного собрания его обещаний, не замечая очевидного - издания достоин не очередной перечень трескучих фраз, а учебник по методике обещаний.

Минувшие 18 лет наши представления об обещательном искусстве весьма обогатили. С высоты теперешних знаний мы видим, что обещания не должны быть скоропортящимися, мимолетными, легковесными, они должны быть надежными, проверенными, долговременными, как советский холодильник ЗИЛ или советская ракета «Союз», быть многоразовыми как Space Shuttle или Falcon 9. Они должны быть проверены на легкую забываемость и безопасную неисполняемость, на их способность снова и снова даваться и приниматься как в первый раз, обрастать новыми надеждами.

Разумеется дело не только в самих обещаниях, но и в их упаковке, в технологии их хранения, консервирования и переработки. Например, обещания типа догнать Португалию по удельному ВВП – сами по себе вполне дурацкие в своей неосторожной конкретике, - благодаря упаковке в оболочку молчания и  глубокой заморозке в официальной риторике и в казенных СМИ могут быть еще не раз разогреты и поданы к столу.

В обещательной технологии также важен учет благотворных обстоятельств окружающей среды, способных продлить рабочий ресурс надежд и обещаний на все новые и новые сроки. Например, обещания бороться с бедностью – срок их годности может быть обоснованно и существенно продлен хотя бы из-за падения цен на сырье. В таких случаях, правда, надо вовремя тормозить искателей внутренних исходных причин и решающих обстоятельств. И много раз обещанная борьба с коррупцией также может быть бессрочно продлена, потому как под санкциями и под угрозой провокаций ЦРУ (они очевидны даже тов. Зюганову, например в истории с прокурором) борьба требует гораздо большей аккуратности - в чрезмерных антикоррупционных стараниях можно невзначай перепутать воров и ценные кадры, а то и вовсе элиту.

Продлению количества рабочих циклов может послужить и преобразование смыслов озвучиваемых надежд и обещаний. Например, от радужных перспектив сотрудничества, а то и прямо-таки союзничества с Китаем, можно плавно перейти к блестящим перспективам роста поставок в Поднебесную нефти, газа, угля и древесины. Своеобразным примером спасительной замены смысла надежд и обещаний может послужить и олимпиадавсочи. Путин обещал победу. Победа вроде была, да обернулась позором. Тут, несомненно, очень кстати пришлась подстановка на место обстоятельств спортивных - а скорее антиспортивных, допинговых, - обстоятельств политических. Истинному патриоту все-таки более приемлемо накласть в политические штаны, нежели в спортивные, ибо он знает – любые такие неприятности имеют единственную политическую причину - величие РФ. Полагаю, подобных примеров передовых обещательных технологий читатели могут и сами привести немало.

Искусство обещаний не может обойтись и без сопутствующих умений. Обещания должны подкрепляться если не видимыми усилиями к их выполнению, то хотя бы их переадресацией, в ходе которой они найдут крайнего. Здесь нельзя не отметить высоту, достигнутую г-ном Путиным в жанре, который можно назвать как «Россия должна быть (стать)…». При надлежащем усердии упражнений в этом жанре все обещания г-на Путина и надежды публики переселяются в сферу долгов и обязанностей страны (справедливости ради заметим, что систематическое неисполнение этих обязанностей карается не со всей строгостью, что была бы подобающей). С какой стати она должна кем-то или чем-то стать – указывать считается низким, а потому и не обязательным. Однако чувство долга вселяется в души крепче, чем Лоханкин к Птибурдукову, ему «ступай домой и проспись» не скажешь. Справедливости ради отметим, что усердие в рисовании того, чем «должна стать» Россия, в своей совокупности настолько превозмогает разум – а он по привычке цепляется за данную в ощущениях экономическую, технологическую, политическую, социальную, да и нравственную реальность, - что  никакой критике с разумных позиций не поддается.

В искусстве обещаний и вселения надежд есть еще одна, по меньшей мере, важная деталь. Известно, что в политических целях вполне допустимо гнать любую пургу и нести всякую ахинею. Но еще известно, что при этом желательно оставаться в пространстве достаточно абстрактных категорий. Тут есть риск. Склоняемые на все лады «Россия», «родина», «отечество», «процветание», «развитие», «справедливость», «устремленность в будущее» и т.д. и т.п. к удовольствию обещателей воспринимаются немалой частью публики достаточно светло, тепло, и весьма абстрактно. Образ, что рисуется в душах публики под воздействием этой трескотни, кажется очевидным, а очевидным для себя пониманием всякий нормальный человек имеет склонность наделять и всякого ближнего и дальнего. Но это не избавляет от опасности со стороны ломящейся в дверь конкретики этой «России» со всей ее «устремленностью». Опасно будет перегружать воз обещаний поклажей, влекущей за собой риск намеков на конкретику, хоть историческую, хоть политическую, хоть экономическую и т.д.

Дни, остающиеся до 18 марта (три месяца  - что за срок? - для выборов – издевательски мало, для балагана – непомерно затянуто) еще дадут нам немало примеров кремлевского обещательного и надеждовселятельного искусства. Человек легкого сердца вообще-то может изложить все его тайны простым повторением давно сказанного: «Девушкам надо обещать весь мир. И покупать мороженое». Гражданам, желающим всего лишь немножко поголосовать, но не сильно озабоченным политическими заморочками, можно порекомендовать не менее старый рецепт: «Голосуйте за того, кто обещает меньше других: так вы меньше разочаруетесь».

Сергей ИВАННИКОВ


Главное

Новости





Наша газета

Новая Альтернатива № 5(38) скачать
Красный Локомотив № 2(15) скачать
Новая Альтернатива № 4 (36) скачать

Мы в социальных сетях