Какому выбору поспособствуют «выборы»?

Какому выбору поспособствуют «выборы»?

В настоящее время отмечен рост числа детских болезней у взрослых. Детская болезнь левизны - не исключение, она поражает и организмы, вполне окрепшие, выросшие на здоровой ортодоксальной диете.

Многие товарищи решили посвятить г-ну Грудинину остатки своего революционно-ностальгического энтузиазма. Грудинин – злой волк, задумавший под овечьей шкурой левизны пролезть в домик поросят, пребывающих в радостном ожидании пролетарской революции. Есть некоторое сходство наших энтузиастов-антигрудининцев с незадачливым пропутинским персонажем, имеющим две извилины, из которых одна заполнена ельцинскими «лихими девяностыми», вторая – путинским «вставанием с колен». Такому персонажу уже ничем не помочь, для него иные альтернативы отсутствуют.

Похоже, у части левых стало модным оглуплять самих себя и наших сограждан, сыпать проклятья в адрес Грудинина, якобы задумавшего жестоко нас всех обмануть, и обывателя, будто бы желающего обмануться насчет получения от этого кандидата сразу полного социализма. Публика, клюнувшая на Грудинина, это в немалой части своей – ни разу не коммунисты, это люди, увидевшие возможность появления относительно левой альтернативы нынешней гнилой «стабильности», альтернативы пусть и очевидно не имеющей по-большевистски четких классовых очертаний. Однако в политической жизни нередко случается, что не ожидания порождаются предъявленной альтернативой, а наоборот – альтернатива порождается ожиданиями. Заметно также, что «инстинктивно-левая» публика готова видеть левизну и в краях, ею не богатых.

Никакой жуткой тайны политическая и классовая суть Грудинина и выдвинувшей его партии не представляет. Она достаточно внятно раскрыта в решениях партийных органов и в публикациях в партийных СМИ. Горячка наших товарищей, все еще мчащихся в колесе разоблачений Грудинина и «грудинищины», может быть истолкована в благожелательном для этих товарищей ключе – их распирает полемический задор и опасение не добрать до стандартов коммунистической принципиальности (но все-таки даже в их устах утверждения типа «но президентом страны патологический лжец еще ни разу пока не становился...» - это, пожалуй, сильный перебор по части идеализации отечественной истории и явно преувеличенные страхи перед кажущимися им вероятными итогами выборов).

В общем, спасибо товарищу Грудинину за наше счастливое - ну если и не совсем счастливое, то, по крайней мере, бодрое и интересное, - детство (в которое впали), добьемся мы освобожденья своею собственной рукой от всяких тактических ересей, хоть чуть-чуть снижающих градус нашего стратегического разогрева.

И замечу, что, пожалуй, вряд ли чему-то иному, кроме демонстрации избытков собственного глубокомыслия, служат рассуждения по поводу всепроникающей, склеивающей вселенную темной матери - «легитимности», как бы рискующей испариться от не шибко высокой явки (при том, что повлиять на явку действенных способов у нас нет). Эта явка, якобы, может повлиять на соотношение сил у корыта.

Весь этот левацкий невроз, выглядящий как вокруг-, или около-, или анти-грудининский, вероятно, имеет иную, не слишком ясно осознаваемую, далекую от собственно  Грудинина, причину (что нередко случается в этиологии неврозов). Реакция общества на его кандидатуру противоречива, но она позволяет сделать вывод: готовность общества к восприятию и поддержке левых сил и левых идей выше, чем готовность левых эту силу и эти идеи предъявить (иметь в виду, конечно, надо и готовность КПРФ к утилизации всякой готовности; идея аврального присоединения всех левых сил к поддержке кандидата от КПРФ, без всякого энтузиазма вброшенная тамошним штабом едва ли не накануне дня голосования, уже не сможет не только повлиять на его итоги, но и внести вклад в налаживание сотрудничества левых сил на базе их общих стратегических целей.).

Ход предвыборной кампании показывает, что отказ от своевременного создания общего фронта левых сил (вполне, конечно, бывший ожидаемым со стороны КПРФ) на базе общей платформы был ошибкой, не позволившей в полной мере использовать эту кампанию для укрепления своих политических позиций. С оговоркой – если предположить, что эти левые имели намерения и были способны использовать эти выборы для своего политического усиления.

Эти «выборы» подталкивают нас к выбору в пользу преодоления разобщенности, в пользу развития сотрудничества коммунистов и левых.

В связи с этим совершенно естественной выглядит положительная реакции Президума ЦК ОКП (обусловленная ни много ни мало еще и программными положениями партии) на предложение ЦС МОК попытаться совершить шаг от многочисленных, ставших стандартными деклараций о готовности к укреплению сотрудничества коммунистов и левых вплоть до организационного объединения, к практическому их воплощению.

Инициатива МОК ни в какой мере не является призывом к нашему отказу от самих себя, не покушается на прерогативы руководящих органов коммунистических организаций. Она не ставит коммунистов перед выбором между своей партией и МОК. Она пока что является по сути лишь попыткой договориться о критериях, по которым можно достоверно «протестировать» наши декларации на предмет наличия за ними готовности к их воплощению на практике, определить, в какой мере и в какой форме мы можем продвинуться по этому пути.

Сергей ИВАННИКОВ


Главное

Новости





Наша газета

Красный Локомотив № 2(17) скачать
Новая Альтернатива № 1(40) скачать
Красный Локомотив № 1(16) скачать

Мы в социальных сетях

AA