Альтернативная математика президентских выборов

Альтернативная математика президентских выборов

Возможна ли альтернативная математика? Вообще говоря, сколько угодно. Любой приличный старшеклассник хотя бы краем уха слышал о неевклидовых геометриях. А лица, более или менее знакомые с современной математическими дисциплинами, сталкивались, например, с понятиями нецеломерных и даже бесконечномерных пространств. Да в принципе можно придумать любой набор аксиом, убедиться в его непротиворечивости, независимости и полноте, и построить на этой основе какую угодно математическую теорию.

Однако, подобные премудрости в основном являются площадкой для интеллектуальных упражнений профессиональных математиков. Как правило, если у них и есть практическое применение, то только для нужд фундаментальных наук. К практической повседневной жизни всё это отношения не имеет. Люди привыкли оперировать обычными вещественными числами и основными операциями арифметики. Это в полной мере относится и к электоральным подсчётам. Обрабатывая результаты выборов, мы исходим из того, что 2 + 2 = 4, и никак иначе быть не может.

Тем не менее, прошедшие 18 марта президентские выборы заставили усомниться в столь привычной и родной школьной арифметике.

Благодаря современным технологиям (в частности, широкому использованию КОИБов) подсчёт голосов вёлся быстро, и данные в режиме онлайн непрерывно обновлялись на стенде Информационного центра Центральной избирательной комиссии РФ. Доля обработанных бюллетеней быстро возрастала. Но… уже на этом этапе выявились некоторые странности. Прежде всего, это касалось данных по явке избирателей.

Явка, в отличие от текущих результатов голосования – величина не секретная. Информацию о ней вполне открыто собирают в течение выборного дня по всем избиркомам страны и публикуют в СМИ. Поэтому общая итоговая явка по стране обычно бывает с высокой точностью известна сразу же после закрытия участков в Калининградской области – т.е., в 21:00 по Москве. А вот на этот раз произошло нечто странное.

На момент окончания голосования были ещё раз повторены уже ранее опубликованные данные о всероссийской явке по состоянию на 18:00 – около 59,8%. В течение последующих двух часов эта цифра неоднократно повторялась, но информация об итоговой явке почему-то не сообщалась. Правда, несколько раз проскакивали сведения о том, что «по итогам экзит-поллов ВЦИОМ» полная явка составила 63,7%. Это вообще что значит? Экзит-поллы имеют цель выяснить характер волеизъявления населения. Но каким образом с их помощью можно установить долю избирателей, явившихся на участки, если сами экзит-поллы только на выходе с участков, собственно, и проводятся? При всём моём богатом опыте работы в избирательных комиссиях различного уровня я не могу себе представить, как ответить на такой вопрос.

И только ближе к полуночи начали озвучивать данные об общей явке – более 67%. И то каким-то странным образом. Например, в какой-то момент зампред ЦИК Николай Булаев заявил, что «протокольная явка после подсчета 91,5% протоколов составляет более 67%». Какое отношение доля обработанных протоколов имеет к явке, которая всегда бывает известна до начала подсчёта голосов? У наблюдателей могло создаться впечатление, что ЦИК то ли не знает настоящих данных по явке (что представить себе довольно трудно), то ли… не может подсчитать, какую явку надо указать для того, чтобы заранее утверждённые результаты голосования в абсолютном выражении и в процентах соответствовали как друг другу, так и заявленной явке.

Ещё большие чудеса обнаружились при последовательном отслеживании сообщений о результатах голосования. Почти с самого начала утверждалось, что Владимир Путин набирает примерно 75% голосов. Конечно, эта цифра со временем возрастала, но не очень существенно. Например, в 23:19 ТАСС со ссылкой на информцентр ЦИК сообщает, что после обработки 50% бюллетеней «за Путина проголосовало 21,9 млн. человек, что составляет 75,01% избирателей». Давайте немного посчитаем. Если после обработки 50% Путин набрал 21,9 млн. голосов, то очевидно, что после полной обработки у него их будет примерно 43,8 млн. И если это составляет 75% от числа проголосовавших, то, значит, на выборы пришли 58,4 млн. человек. Легко понять, что при общем количестве избирателей в РФ 109 млн. человек получается, что явка составила 53,6%. Итоговая явка! При том, что на 18:00, согласно данным того же ЦИКа, она была 59,8%. Неужели за последние часы выборного дня несколько миллионов проголосовавших граждан забрали обратно свои бюллетени из урн и КОИБов, не забыв заодно вымарать свои подписи из книг со списками избирателей на УИКах?

Наши подсчёты, конечно, могли бы оказаться некорректными, если бы выяснилось, что на второй половине обработанных данных процент голосов за Путина радикально вырос: скажем, до 90%. Однако, этого не произошло. По мере поступления дальнейших официальных сообщений оказалось, что «запутинский» процент ползёт вверх, но очень медленно. А вот набранное им абсолютное число голосов стало вдруг расти стремительно – явно непропорционально доле подсчитанных голосов. Вскоре мы услышали, что Путин получил уже более 50 млн. голосов избирателей.

Любопытно, что глава Совета Федерации Валентина Матвиенко в эфире телеканала "Россия 1» заявила, что «более 50 млн. граждан проголосовали за президента РФ Владимира Путина», ещё в 23:39, когда ЦИК и близко подобных данных не давал, и всего через 20 минут после того, как мы услышали про 21,9 млн. Валентина Ивановна уже тогда знала что-то такое, чего не знали не только все мы, но даже ЦИК?

К утру обнаружилось, что Путин показал феерический результат, побивающий все мыслимые рекорды: 76,69% голосов, или 56,4 млн. в абсолютном исчислении. И всё бы ничего, если бы это соотношение не отличалось разительным образом от соответствующего показателя, озвученного в полдвенадцатого ночи.

21,9 миллиона из первых 50% обработанных бюллетеней и 34,5 – из второй половины. И это при том, что процент за Путина существенно не менялся. Так не бывает! Нельзя взять две банки одинакового объёма с раствором соли почти одинаковой концентрации, и выпарить из второй банки в полтора раза больше соли, чем из первой. Если, конечно, не было грубой фальсификации данных в экспериментальном журнале.

Почему такое произошло? Если исходить из всего написанного выше, то можно предположить, что имели место какие-то масштабные манипуляции с данными по явке избирателей. Цифры подгонялись и переписывались на ходу, отсюда и получилось противоречие между разными параметрами. Допустим, процент голосов, полученный Путиным, с самого начала подгонялся под заранее утверждённые кем-то цифры, а величина явки на тот момент ещё не была до конца согласована «в верхах» – что и приводило к относительно невысокому абсолютному количеству «запутинских» голосов по сравнению с позднейшими данными.

Как это осуществлялось технически – пока точно неизвестно. Одни говорят о масштабных вбросах, позволявших одновременно увеличить как явку, так и процент победителя. Другие намекают на «непрозрачную магию КОИБов», подразумевая таинственные возможности манипуляции цифрами, заложенные в эти аппараты создателями обслуживающего их программного обеспечения. Магия магией, но не надо же быть и дуралеями. Вменяемый фальсификатор всегда в первую очередь заботится о том, чтобы при любых подтасовках его собственная официальная бухгалтерия идеально сходилась, на каком угодно этапе проверки.

Остаётся понять: кому и зачем вообще понадобилась вся эта «альтернативная математика» (на уровне «2 + 2 = 5», как у Оруэлла)? Разве кому-то не было понятно, что действующий президент выиграет выборы в первом туре за явным преимуществом над всеми остальными кандидатами?

По-видимому, дело в том, что иногда на выборах бывает важен не только общий принципиальный исход, но и конкретный численный результат. Это может иметь определённое моральное и психологическое, а значит, и политическое значение. В 2008 г. Дмитрий Медведев тоже выиграл выборы за явным преимуществом. И хотя в процентном отношении он немного не добрал до результата Путина 2004 г., зато в абсолютном исчислении опередил своего старшего друга почти на 3 миллиона голосов, уверенно преодолев «магический» барьер в 50 млн. и став абсолютным рекордсменом всех выборов в постсоветской истории. Ваш покорный слуга тогда об этом много писал и говорил – а вот все остальные (политики, эксперты, журналисты, причём любой политической ориентации) почему-то молчали, делая вид, что в упор не замечают столь примечательного факта. Надо полагать, потому, что он не укладывался в некую устоявшуюся, «мейнстримовую» картину мира.

Но молчать – не означает не видеть и не помнить. Влиятельным силам в российской верхушке упомянутое обстоятельство, видимо, очень не нравилось. И если на выборах 2012 г. Путин в силу ряда объективных и субъективных причин получил относительно скромный результат и «перегнать Медведева» не мог никак, то тем сильнее было желание Администрации Президента исправить это положение на выборах-2018. Но это не значит, что по данному вопросу в верхах существовал консенсус. Очень похоже, что в то время как одни из пресловутых «башен Кремля» всеми силами работали на достижение беспрецедентного результата для Путина, другие, наоборот, пытались этому помешать. Победила, в конечном итоге, «суперпутинская партия». Не случайно, что к утру 19 марта все СМИ наперебой заговорили о небывалом рекорде. И даже вспомнили, что предыдущий рекорд принадлежал именно Медведеву.

Однако, установка на «суперрекорд» окончательно возобладала, по-видимому, в последний момент, уже поздним вечером 18 марта. Отсюда вся эта немыслимая суета и спешка в подгонке результатов под нужные параметры, когда у ЦИК конкретно и у властных структур вообще правая рука буквально не ведала, что творит левая. Выверять цифры и исправлять собственные ошибки ответственные лица в этой неразберихе просто не успевали. В результате и получилась вся эта весёлая «альтернативная математика».

Андрей КАРЕЛИН


Главное

Новости





Наша газета

Красный Локомотив № 2(17) скачать
Новая Альтернатива № 1(40) скачать
Красный Локомотив № 1(16) скачать

Мы в социальных сетях