Владимир Лакеев: “Демократы – это мы: левые, коммунисты”

Владимир Лакеев: “Демократы – это мы: левые, коммунисты”

Новостные ленты СМИ потихоньку готовят россиян к основному политическому событию следующего года – выборам президента РФ. Вышел на свободу главный фигурант “болотного дела”, лидер Левого Фронта Сергей Удальцов. Повседневной реальностью становятся коррупционные скандалы. Немалая часть москвичей живет протестом, в том против реализации программы реновации. За разъяснением позиции Объединенной компартии по ряду упомянутых актуальных тем мы обратились к первому секретарю ЦК ОКП Владимиру Ивановичу Лакееву.

  - На недавних президентских выборах во Франции левые сумели включить в президентскую гонку единого кандидата — Жана Люка Меланшона. Он не стал главой государства, но получил неожиданно солидный для многих результат. А какова вероятность такого объединения левых и коммунистических организаций в России на президентских выборах в марте следующего года?

В.И. Лакеев. Думаю, что вероятность объединения левых и большинства коммунистических сил в России – небольшая. Сегодня, и в силу специфики действующего законодательства, и на практике, от левых может быть выдвинут кандидатом в президенты только представитель КПРФ. Конечно, к этому представителю примкнут некоторые левые, особенно те, кто задействован в протестном штабе КПРФ. Вместе с тем руководство КПРФ считает все не примыкающие к ней левые партии, организации – “партиями-спойлерами”, партиями, “созданными режимом” и не признает их в качестве политической силы, считая себя единственной, монопольной левой организацией. Полагаю, что при этой политике руководства КПРФ союз левых сил России (такой, как был во Франции, когда объединились коммунисты, часть социалистов, другие левые организации) на президентских выборах в РФ весной будущего года — невозможен.  В принципе, он возможен и будет, но не весной 2018 года. 

- Вышедший на свободу бывший политзаключённый Сергей Удальцов провёл пресс-конференцию об итогах «Болотного дела» и перспективах российской оппозиции. Сергей заявил, что планирует провести переговоры с представителями оппозиции, в частности, левой и либеральной. Каковы перспективы таких переговоров?

В.И. Лакеев. Перспективы туманные и труднопрогнозируемые. В первую очередь из-за неясности позиции либералов, которая часто может меняться. Сергей правильно сказал: «Мы не будем «пушечным мясом» для Навального! Не будем, ради него, посещать его митинги». Но, если речь идёт о борьбе с коррупцией, то, как он выразился, - “всегда пожалуйста”. Тут тонкая грань между поддержкой Навального и борьбой за демократию, которую левые силы действительно осуществляют, потому что борьба с коррупцией – это тоже борьба за демократию. В июне этого года состоялся пленум Центрального Комитета нашей Объединённой Коммунистической Партии, который принял Заявление  под названием «Нет - коррупции, да - социальной революции!». Мы определили коррупцию как способ оплаты бизнесом тех услуг, которые чиновники, бюрократия бизнесу оказывают. По сути дела, эти чиновники в России и поставлены на свои места бизнесом. Коррупция существует в любом капиталистическом обществе: в скрытой или явной форме! Мы считаем, что коррупция не самое большое зло, хотя с ней надо бороться. Самое большое зло — это чудовищное социальное неравенство, социальное расслоение, которое есть в стране. А пойдут ли демократы (вернее – либералы; демократы – это мы, левые, коммунисты!) на борьбу или нет? Пойдут ли либералы на борьбу против чудовищного социального расслоения, неравенства? Вопрос?! Думаю, что — нет! Здесь мы с ними рядом быть не сможем. И потом, конечно, трудно участвовать в крупных митингах, акциях, которые организуют, устраивают заведомо замшелые, заядлые антисоветчики…

- Связывался ли Сергей Удальцов с ОКП после освобождения?

В.И. Лакеев. Да, 17 августа в Центральном комитете ОКП прошла наша с ним встреча. Обсуждали планы проведения общих протестных акций, в том числе мероприятий, посвященных предстоящему празднованию 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Будем работать, обязательно будем взаимодействовать.

- А какова позиция ОКП по политзаключённым в принципе?

В.И. Лакеев. Надо, вообще говоря, быть осторожным при определении понятия «политзаключённый». Конечно, заключение политических противников под стражу, аресты, ссылки – это не форма классовой борьбы, но все же некоторое ее проявление. Потому что, в принципе, буржуазия может заключать в тюрьму и противников из числа представителей своего класса, когда разные фракции борются за власть. Политические заключённые – это не те, кто имеет некие убеждения… За убеждения не страдают, если ты их “хранишь” при себе и «выплёскиваешь» только при тайном голосовании на выборах. Политический заключённый — это тот, кто занимается политической деятельностью и за это, естественно, может пострадать. Посмотрите: “болотный процесс”, “болотное дело”... Удальцов — в тюрьме, Развожаев — в тюрьме. Навальный: были какие-то суды, но совсем по другим делам. Немцов тоже ушёл от ответственности и плохо кончил, но совсем другим способом. И очень много пострадало рядовых людей, которые пришли на Болотную площадь. Почему власть решила их запугать, и не столько лидеров, сколько рядовых? Вот ты пришёл на митинг оппозиции, на шествие оппозиции, даже согласованное. Ты не в безопасности, у тебя есть угроза, что ты получишь срок. Пускай ты совершенно ничего не делал, но… Не ходите на митинги оппозиции! Это — опасно! Ходите на митинги «Единой России»! Их никто, никогда не разгонял и не разгонят. И правильно! Потому что — это партия власти, там никто не привлечёт. Вы помните хотя бы один митинг в России, который проводила «Единая Россия», и были задержанные, был разгон? Нет, такого не было. Вот на эти митинги и ходите! Вот таким образом власть запугивает арестами, сроками для рядовых. Мы против заключения по политическим мотивам и в нашей программе партии есть установка: изъять из Уголовного кодекса все статьи, которые позволяют людей преследовать по политическим мотивам. В нашей программе есть установка: ликвидировать все органы политического сыска, все эти центры по борьбе с экстремизмом при МВД, все эти центры по борьбе с противниками конституционного строя. Я думаю, что нас никто не упрекнёт, что мы не проявляем солидарность с политзаключёнными. На всех наших митингах висел плакат: «Свободу Сергею Удальцову!» Иногда полиция говорила, что это не по теме, зачем вы несёте плакат? Это по теме любого нашего митинга, пока есть наши левые политзаключённые! Всегда выступали и будем выступать в их защиту. 23 февраля секретарь ЦК Зоммер и член Президиума Довгаль выступали в суде по делу Удальцова как свидетели защиты. Мы проявляли солидарность с Сергеем и будем проявлять солидарность по отношению к другим политическим заключённым.

- Владимир Иванович, если перейти от преследований по политическим мотивам к так называемым “экономическим преступлениям”. Здесь Вы, вероятно, расставите акценты иначе. Швейцария прекратила расследование против экс-главы Минсельхоза Елены Скрынник. Как сообщают СМИ, “по причине отсутствия сотрудничества со стороны России”. Что, история повторяется? Мебельщику, экс-министру обороны Сердюкову тоже, в своё время, удалось избежать наказания. Как Вы считаете, укрытие от ответственности это скорее исключение в российском судопроизводстве или закономерная реальность?

В.И. Лакеев.  Закономерность! Конечно закономерность! Дело не только в Скрынник... Вспомните, ещё при Ельцине в 90-е годы, министр юстиции Ковалёв, который с девчатами купался и наворовал очень много... Сколько он получил? Условно! А что получил Адамов, министр атомной промышленности, за своё мошенничество в огромных размерах? Условно! Что получили ещё многие воры и откровенные жулики? Условно или вообще «укатили» от ответственности... Да, сейчас дело Улюкаева, Хорошавина и ряда других губернаторов, но я думаю, власть сделает всё, чтобы они ушли от ответственности. Что получил Сердюков? Что получила его Васильева, которая живёт как у Христа за пазухой, как говорится, и в тюрьме побывала целый месяц, и каждый день репортаж был, как она там тапочки делает или ещё что-нибудь... Что они получили?! Потому что власти гарантируют, таким же, как они, деятелям, возможность воровать! Да, кого-то можно наказать, но народ прекрасно понимает, что всё это жульё при этой власти будет процветать. И будет получать либо условно, либо вообще “за давностью лет”... Вавилов такой, первый замминистра финансов, тоже не сел! Люди это прекрасно понимают, и поэтому это – закономерность! Со Скрынник получилось вообще прекрасно! В Швейцарии пытались начать расследование по её незаконным вкладам, а власть российская утверждает, что не надо спешить... и дело прекратили! Скрынник спрашивают: «Откуда у вас во Франции дворцы, вот, скажите, на вашу зарплату?» А она говорит: «У меня у одной, что ли, дворцы? У многих. Пусть все ответят, откуда у них дворцы во Франции». Откуда? Говорят, нехорошо копаться в чужих карманах. Да, нехорошо, но если они в карман чиновника из нашего кармана перешли, то можно и нужно покопаться!

- Давайте немного поговорим о делах столичных. Принят закон о реновации. Для москвичей это благо или зло? Что Вы думаете?

В.И. Лакеев. Мы прекрасно видим, что творится сейчас в Москве: который год перекапывают, перемалывают, перестраивают, переуклыдывают. С принятием этого закона Москва превратится, в скором времени, в огромную стройплощадку, что, естественно, скажется на комфортности жителей. Безусловно, сегодняшний стройкомплекс Москвы вопрос о реновации не в состоянии решить. Значит, другие должны быть проектные мощности, значит, другие люди должны привлекаться. Какие? Понятно, это – мигранты, которые будут строить московские дома. Программа реновации рассчитана на непонятный срок: кто называет 3-4 года, сейчас уже стали называть 15 лет. Мы думаем, что та программа Лужкова по сносу пятиэтажных хрущёвок была, в принципе, правильная. Сначала сносили дома одной серии, потом приступили к сносу домов другой серии. Всё было спокойно; никаких переездов не было. Один был минус в этой программе: непозволительно была затянута. Программа долго реализовывалась, надо было эту программу интенсифицировать, а не сносить всё подряд в угоду бизнесу и каким-либо политическим интересам. Как-то удивительно у нас в стране стали относиться к материальным ценностям, которые не являются аварийными, а вполне нормальное здание, сооружение. Вот наш дом, где я живу, построен в середине 60-х годов. Его проектная мощность рассчитана на 150 лет. Прошло 50 с небольшим лет. Будут сносить, без всяких вопросов, будут сносить! Материальные ценности, которые могли бы служить людям, будут сносить! Это касается не только программы реновации. Посмотрите, уже нынешняя власть строила палатки возле станций метро. Не все палатки были однодневными, были и достаточно фундаментальные. Потом, в одну ночь, в ночь бульдозерных ковшей, эти материальные ценности сносят, ни с чем не считаясь, бездумно, опираясь на политические выгоды и возможности прибыли.  Однозначно сказать: благо это или не благо – трудно! Для кого-то благо, кто-то будет очень доволен, но будут и многочисленные протесты москвичей, которые столкнутся с нежеланием уезжать из домов, и не только из пятиэтажек, а их будут заставлять, выдавливать в эти новые дома…

Записал Андрей Золотарев


Главное

Новости





Наша газета

Новая Альтернатива № 4 (36) скачать
Новая Альтернатива № 2 (33) скачать
Новая Альтернатива № 1 (31) скачать

Мы в социальных сетях