Не утописты, а великие мечтатели-реалисты

Не утописты, а великие мечтатели-реалисты

В канун 100-летия Великой Октябрьской социалистической революции корреспондент UCP.SU беседует с первым секретарем ЦК Объединенной компартии Владимиром ЛАКЕЕВЫМ.

- Владимир Иванович, к Октябрю 1917 года Россия подошла, казалось бы, уже демократической страной с республиканской формой правления. Страной, где ликвидирован царизм, разрешена многопартийность, где начали формироваться парламентские институты. Зачемпонадобилась новая революция под руководством большевиков?

- Царизм да, был ликвидирован, а вот насчет многопартийности – большой вопрос. Большевики после июльских событий действовали полулегально, 6 съезд партии вообще могло Временное правительство закрыть, а делегатов арестовать. Какая многопартийность, если Ленин и Зиновьев в Разливе, Троцкий и Луначарский в “Крестах”? Какая многопартийность, если закрывают большевистские газеты, если убивают большевистских распространителей печати? О каких парламентских институтах может идти речь, если Временное правительство всячески оттягивало выборы в Учредительное собрание, а так называемый предпарламент или (как его еще называли) Демократическое совещание, формировался под контролем Керенского и имел совещательные права?

Октябрьская революция понадобилась в первую очередь потому, что трусливая и политически дряблая российская буржуазия (вместе из болтунами из мелкобуржуазных партий эсеров и меньшевиков) после Февральской революции не смогли выполнить ни одной из задач, которые, в принципе, должна выполнить буржуазная революция. Крестьяне землю не получили. После Февраля продолжалась опостылевшая народу война. Пока в Петрограде митинговали и совещались, принимали резолюции и создавали коалиции, Россия в 1917 году потеряла на фронте более миллиона человек убитыми, ранеными, контуженными и пленными. К осени 1917 года в стране насчитывалось два миллиона дезертиров. Экономика подошла к полному коллапсу. И большевики подняли рабочие и солдатские массы на новую революцию. За демократический мир, за землю, за рабочий контроль, за власть Советов. Да, Советы, как и парламенты, избирались. Но сущность Советов была совершенно иной, чем у буржуазных парламентов. К октябрю 1917 года советы стали подлинными выразителями интересов рабочего класса и крестьянства. Вот почему государство, возникшее после победы Октября, мы вправе называть рабоче-крестьянской Республикой Советов. Советов, которые ликвидировали так называемое разделение властей и стали органами законодательной и исполнительной власти, соединили эти функции. Сами принимают законы, постановления и сами отвечают за их исполнение. В 1993 года буржуазия в России окончательно отказалась от этих принципов и вновь в полном объеме вернула в нашу жизнь принцип разделения властей. Государственная дума, региональные думы принимают законы, совершенно не задумываясь на тем, как их исполнять, а исполнительная власть, не понимая, что делать с такими законами, или вообще на них не ориентируется, или реализует их так, как выгодно буржуазии, чиновничеству, всем власть предержащим.  

- Почему после Октября 1917 года разразилась Гражданская война с ее миллионными жертвами? Не слишком ли дорогую цену заплатили коммунисты за свое желание “до основания разрушить старый мир”?

- Вот именно “старый мир” и развязал гражданскую войну. Буржуазия и реакционная военщина проиграли в Петрограде в почти бескровной борьбе, проиграли в Москве после недели кровопролитных боев. Советская власть стала устанавливаться по всей России. А рабоче-крестьянское правительство, несмотря на все прогнозы буржуазных писак, удержалось, не рухнуло. И тогда имущие классы поняли, что большевики пришли всерьез. Надолго ли? Ну давайте повоюем, посмотрим, господа-товарищи большевики, насколько вас хватит. И пошло: Каледин, Добровольческая армия, чехословацкий мятеж. Но большевиков хватило на всю войну, которая действительно была с ужасными жертвами. Боевые потери, погибшие от голода, от эпидемий, от террора в отношении мирного населения. По сути, Гражданская война – это продолжение социалистической революции. И революция завершилась, если формально посмотреть, в 1922 году, когда красные “на Тихом океане свой закончили поход”. Но надо иметь в виду и Среднюю Азию, где революция продолжалась до 1933 года, когда последние остатки отдельных шаек басмачей были разгромлены на территории Туркмении и Таджикистана. А вообще, Гражданская война – это не только война красных с российским “старым миром”. Европейский, американский, японский “старый мир” своим классовым чутьем тоже почувствовал, что революция ударит и по нему. И пошло оружие, обмундирование своим классовым российским собратьям, а потом и пошли войска интервентов. А было в них более 200 тысяч человек, одних японцев 80 тысяч! Перед угрозой мировой революции руководители стран Антанты сформировали центр мировой контрреволюции. 

- Сторонники социализма говорят, что современная Россия, не произойди в ней Октябрьская революция, была бы крайне отсталой страной. Так ли это? Быть может, наоборот, спокойное эволюционное развитие без потрясений вывело бы Россию на передовые рубежи, как это произошло в государствах Запада?

- История вообще не терпит сослагательных наклонений, но тем не менее. Россия была не просто отсталой страной, а страной многовековой отсталости. Нашествие татаро-монголов и их двухсотлетнее иго – одна из ее причин. Огромные по европейским меркам территории России заселены были слабо. Города находились друг от друга на большом расстоянии. Это, безусловно, не могло не тормозить внутреннюю торговлю, обмен технологическим опытом. Еще одна причина отсталости – консервация феодальных, изживших себя отношений вплоть до середины 19 века в форме крепостничества. До 1917 года в форме помещичьего землевладения. Плюс неграмотность подавляющей части крестьянского населения. Это тоже пережиток феодализма. К Перовой мировой войне Россия по уровню промышленного производства далеко отставала от уровня Германии, Франции и США. Иностранный капитал господствовал в ряде важнейших отраслей российской промышленности. Более 80 процентов населения жило в деревнях. И вот эта отсталость была преодолена в первую очередь благодаря Великому Октябрю. А спокойного, эволюционного развития в России просто не получилось бы. Если бы не Октябрь 1917 года, нерешенность вопросов земли и мира, экономическая катастрофа вызвали бы серию стихийных, но массовых бунтов, мятежей, беспорядков с которыми правительство Керенского не справилось бы. Не справилось бы даже при помощи корниловской военщины. И тогда страны Антанты совершили бы интервенцию под предлогом помощи Временному правительству, оккупировали бы важнейшие территории, и Россия распалась бы на ряд зависимых государственных образований. Вот какое вполне возможное развитие событий предотвратила Октябрьская революция.

- Сегодня многие сомневаются, что советское общество можно назвать социалистическим. Говорят: “Ну какой социализм при таких издержках, при такой крови? Вот в странах Скандинавии – да, социализм. Все сыты, одеты, образованы, живут в достатке и без революционных потрясений”. Был ли социализм в СССР?

- Социализм в СССР был. Можно много рассуждать о степени его развитости, зрелости. Можно много и справедливо говорить об имевших место деформациях социализма, о негативных явлениях, не совместимых с социализмом. Но в своих главных проявлениях общество, сложившееся в СССР, вполне можно было назвать социалистическим. Эксплуататорские классы были ликвидированы. Общественная собственность на средства производства господствовала. Планомерное развитие производства имело место. Планировались и социальные процессы. Разве постоянное сохранение низких цен на товары для детей не являлось важной частью демографического планирования? Ну и наконец, ни в какой самой благополучной капиталистической стране человек труда не пользовался таким уважением и влиянием, как это было в СССР. Буржуазные журналисты часто говорят о “шведском социализме”, о “скандинавском социализме” исходя из того, что в Швеции на протяжении многих лет находилась социал-демократическая рабочая партия, которая проводила весьма последовательную социальную политику. Но в благополучной Швеции, кстати не участвовавшей в мировых войнах, большое социальное неравенство. Несколько богатейших семейств, финансовых магнатов фактически определяют развитие всей экономики страны. Господствующее положение в экономике частнокапиталистический сектор занимает и в Дании, Норвегии, Финляндии. Высокий уровень жизни, достаток характерен только не только для скандинавских стран, но и для целого ряда других государств. Это Австралия, Исландия, Люксембург, Лихтенштейн, Швейцария, Ирландия. Страны небольшие по количеству населения, далеко не везде здесь у власти социал-демократы. Так что о какой-то модели социализма, похожей на скандинавскую, говорить не приходится. Есть просто богатые капиталистические страны. Но гораздо больше бедных и нищих капиталистических государств – Колумбия, Филиппины, Индия, Египет, Нигерия и многие другие.

- Если говорить кратко, какие уроки современные коммунисты извлекли из более чем 70-летней советской истории?

- Если кратко, то мне остается процитировать Программу ОКП: “Социализм должен постоянно и на всех направлениях доказывать своё преимущество перед капитализмом вплоть до исчезновения последнего, торможение социалистического развития приводит к оживлению сохраняющихся в социалистическом обществе предпосылок возврата к капитализму”.

- На что ориентирует россиян Объединенная коммунистическая партия сегодня, в год столетия Великого Октября?

- Вначале 2017 года ОКП сделала заявление «Новый Октябрь – впереди!». В нем говорится, что торжество контрреволюции не вечно. Регресс, разорение предприятий, разделение общества на хозяев и слуг, нищета будут преодолены. На нашей стороне объективный ход истории. Другой мир возможен. 21 первый век принесет нам новые революционные битвы и победы. В нашем заявлении россияне призываются к совместной борьбе за построение по-настоящему справедливого общества – социализма.

- За лозунги мировой революции, государства-коммуны, Всемирной Республики Советов многие называют Ленина и его соратников мечтателями, утопистами. Они действительно были такими?  

- Ленин и его соратники утопистами не были. Утописты – предшественники  научного социализма – рисовали в своих исканиях пусть иллюзорные, но заманчивые картины общества без угнетения. Большевики же не бродили во тьме, они опирались на научную теорию социализма, созданную Марксом и Энгельсом, и в своей борьбе ее развивали.

А вот мечтателями, они, конечно, были. Ленин этого никогда не скрывал. В свое выдающейся работе «Что делать?» он противопоставлял себя и своих соратников, мечтающих о том, что весь народ поднимется на борьбу с позором и проклятьем России – кичащимся своей трезвенностью представителям экономистов. Люди, не умеющие мечтать о сильной народной политической партии, о революции самых широких масс против произвола и неравенства, об обществе справедливости и солидарности, не идут в революционное левое движение, которое сопряжено с лишениями, риском, опасностями. Эти люди выбирают для себя иные жизненные пути.


Главное

Новости





Наша газета

Красный Локомотив № 2(15) скачать
Новая Альтернатива № 4 (36) скачать
Новая Альтернатива № 2 (33) скачать

Мы в социальных сетях