Наследие А.А. Пригарина и роль интеллигенции в борьбе за социализм

Наследие А.А. Пригарина и роль интеллигенции в борьбе за социализм

Тезисы выступления на Пригаринских чтениях в Доме Плеханова

Заметное место в идейно-теоретическом наследии ушедшего от нас товарища Алексея Алексеевича Пригарина занимает вопрос о месте интеллигенции в социально-классовой структуре современного российского общества, ее роли в борьбе за социализм и в созидании нового общества.

Наиболее развернуто взгляды Пригарина по означенной теме изложены в двух его статьях: “Будущее за интеллигенцией” и “Интеллект – оружие пролетариата”. На них я и буду опираться в своем сообщении.

Как доброcовестный исследователь, Пригарин начинает с определения. В данном случае – из Советского энциклопедического словаря 1990 года: “Интеллигенция – общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным, преимущественно сложным творческим трудом, развитием и распространением культуры”. Это определение, хотя и отдает предпочтение сложному труду, но предполагает отнесение к интеллигенции и работников простого умственного труда, включая, например, делопроизводителей.

Переходя к анализу места интеллигенции в социально-классовой структуре общества, Пригарин опирается, в том числе, на Карла Каутсткого, который подчеркивал, что интеллигент, хотя и поддерживает, в отличие от пролетария, буржуазный образ жизни, не является капиталистом. Испытывая известное социальное принижение, он вынужден продавать продукт своего труда, а часто и свою рабочую силу. И хотя жизненное положение, условия труда интеллигента не пролетарские, он не находится ни в каком антагонистическом отношении к пролетариату.

Соглашаясь с Каутским применительно к исследуемому им периоду, Пригарин переходит к анализу советского общества и делает важный вывод о том, что к 60-м годам XX века, вопреки официальной позиции КПСС, интеллигенция формируется в самостоятельный общественный слой, а не просто “прослойку”. При этом интеллигенция осознает себя в качестве активной общественной силы, но ощущая себя социально ущемленной, она обращает свою активность вначале в глухую, а затем и открытую оппозиционность власти. Причины этого явления Пригарин видит в постоянно идущем увеличении доли умственного труда, а с другой стороны – в неспособности правящей в СССР партии адекватно отреагировать на этот процесс.

Приводимые Пригариным статистические данные впечатляют. Так, если в царской России (по состоянию на 1913 год) в науке, образовании, и здравоохранении работало не более 1% населения, то к 1940 году этот процент вырос до 6, к 1970 г. – до 17, а к 1989 году до 19%. К 1991 году, не считая “лиц свободных профессий”, т.е. творческой интеллигенции, в народном хозяйстве СССР работало почти 40 миллионов ученых, ИТР и служащих. К 1996 году (в том числе в результате деиндустриализации) среди дееспособного населения России число людей, которых принято относить к интеллигенции, практически сравнялось с числом относимых к рабочему классу. “При таком соотношении, - делает жесткий вывод Пригарин, - считать интеллигенцию по-прежнему прослойкой, могут воистину только талмудисты и начетчики”.

Изменяется также, по наблюдениям Пригарина, и характер труда интеллигенции. Он приобретает преимущественно коллективистский характер. Не только на промышленных предприятиях, но и в научно-исследовательских институтах, конструкторских бюро, театральных и журналистских коллективах люди стали осознавать себя частью общего организма.

Капиталистическая реставрация в СССР привела к тому, что трудящиеся перестали быть совладельцами общенародной собственности на средства производства и превратились в “чистых” пролетариев. Причем ряды нового пролетариата пополнил не только “классический” рабочий, но и работающий по найму интеллигент.

Эта ситуация, по мнению Пригарина, приводит к необходимости, с одной стороны, перестать противопоставлять рабочих и интеллигентов друг другу, а с другой – актуализировать классический марксистско-ленинский тезис о решающей роли революционной интеллигенции на теоретическом фронте пролетарской борьбы. А для того, чтобы успешно развивать эту борьбу, “чуть ли не главной практической задачей коммунистов-марксистов становится привлечение массы интеллигенции на сторону социализма”.

***

Таковыми, вкратце, были взгляды Алексея Алексеевича Пригарина по заявленной теме. Позволю себе несколько замечаний-выводов в связи со сказанным.

Первое. Безусловной заслугой Пригарина является то, что еще в 90-е гг. прошлого века, когда в комдвижении доминировало неуважительное отношение к термину “интеллигенция”, он поставил задачу своеобразной реабилитации этого слоя и призвал коммунистов массово привлекать на свою сторону людей умственного труда.

Второе. Пригарин совершенно верно указал на превращение интеллигенции в самостоятельную и активную общественную силу в послевоенном СССР. Этот факт КПСС определенно “проспала”.

Третье. Трудно поспорить с Пригариным в той части, где он говорит об изменении характера труда интеллигенции (для значительной ее части он становится все менее индивидуализованным) и на возрастающую (и в России, и в мире в целом) долю работников умственного труда. Однако тезис Пригарина о том, что интеллигенция перестала быть прослойкой, на мой взгляд, не доказан. Здесь Алексей Алексеевич, как мне кажется, не вполне раскрыл двойственную классовую природу интеллигенции при капитализме. Одним своим “краем”, самостоятельно выходя на рынок и продавая готовый продукт труда, она смыкается с буржуазией, а на другом “краю”, продавая лишь рабочую силу – превращается в пролетариев умственного труда. Возникает, таким образом, своеобразный “слоеный пирог”, когда к социальной группе людей преимущественно умственного труда относятся представители разных классов. Конечно, нельзя не видеть процесс структурного и качественного преображения пролетариата за счет вливания в его ряды огромной массы подвергающихся эксплуатации наемных работников умственного труда. Однако игнорировать внутреннюю неоднородность интеллигенции тоже не стоит.

Четвертое. Вслед за классиками, Алексей Алексеевич Пригарин подтверждает, что ключевая роль в теоретической форме классовой борьбы остается за интеллигенцией. И он определенно прав, когда настоятельно требует от современных коммунистов отдавать побольше энергии, решая задачу привлечения интеллигентов в ряды борцов за социализм.

Кирилл ВАСИЛЬЕВ, член президиума ЦК ОКП


Главное

Новости





Наша газета

Новая Альтернатива № 4 (36) скачать
Новая Альтернатива № 2 (33) скачать
Новая Альтернатива № 1 (31) скачать

Мы в социальных сетях